Перейти к публикации

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'морские рыбы'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций



Искать результаты в...

Искать результаты, содержащие...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


Имя


Город


Интересы


ICQ


Skype


Instagramm

Найдено 30 результатов

  1. Прибрежные воды Камчатки характеризуются богатством и разнообразием морских обитателей, в том числе рыб. Здесь многочисленны тихоокеанские лососи, минтай, сельдь, треска и камбалы. Но наряду с ними, у берегов полуострова обитает целый ряд морских рыб, которые, по мнению специалистов-ихтиологов, в значительной степени формируют облик и разнообразие ихтиофауны прибрежных вод Камчатки (да, пожалуй, и всей северной части Тихого океана), а также играют немаловажную роль в трофической системе этого района. К их числу можно отнести своеобразную группу донных рыб, называемых морскими лисичками (вероятно, за вытянутую и заостренную переднюю часть головы, напоминающую мордочку одноименного хитроумного персонажа многих сказок). Северная часть Тихого океана является центром возникновения морских лисичек. В настоящее время здесь известно более 40 видов этих рыб, около полутора десятка из которых встречаются у берегов Камчатки. Хотя основная область обитания большинства морских лисичек — прибрежные воды от приливно-отливной зоны до границы шельфа, отдельные виды встречаются на глубинах до 1500 м. Форма тела морских лисичек довольно изменчива — от веретенообразной до приплюснутой сверху вниз или сжатой с боков. Рот у этих рыб маленький, часто окруженный большим количеством усиков, предназначенных для отыскивания закапывающихся в грунт кормовых объектов. Некоторые морские лисички внешне очень похожи на мелких осетров, очевидно, поэтому одна из них так и называется — осетровая. Однако, несмотря на существующие различия, для всех морских лисичек характерна специфическая черта внешнего строения — тело их заключено в твердый панцирь, напоминающий броню средневековых рыцарей. Он состоит из крупных костных пластинок, снабженных килями или острыми шипами, и появляется в самом юном возрасте, когда личинки морских лисичек еще ведут пелагический образ жизни. Пластинки либо черепицеообразно налегают друг на друга, либо соединены прочным, но гибким швом. Их расположение правильными продольными рядами придает рыбе многогранную (чаще всего восьмигранную) форму. Размеры большинства морских лисичек не превышают 20 см, а масса тела — 30–80 г; и лишь у нескольких видов эти показатели достигают 40–45 см и 200–500 г. Все морские лисички — безобидные существа (у многих из них даже зубы отсутствуют), ведущие сравнительно малоподвижный образ жизни и питающиеся различными мелкими донными беспозвоночными животными (бокоплавами, креветками, червями). Хотя нередки случаи, когда морские лисички кормятся планктонными рачками, концентрирующимися в придонных слоях. В свою очередь, сами они являются объектами питания таких хищных рыб как треска, бычки-керчаки и некоторые другие. Очевидно, из-за своей причудливой внешности и наличия костного панциря морские лисички не имеют у нас промыслового значения, хотя похожие на осетров и достигающие длины более 30 см дальневосточная и осетровая лисички у берегов Камчатки довольно многочисленны (нередки их уловы до 300-500 кг за часовое траление). В странах же Юго-Восточной Азии некоторые из этих рыб традиционно употребляются в пищу, поскольку их мясо отличается хорошим вкусом. В одном из рейсов автору данных строк довелось самому отведать камчатских «броненосцев». Судовой повар набрал целое ведро крупных особей осетровой лисички, тщательно промыл их от песка и ила, залил морской водой и, погрузив в ведро шланг с паром, стал варить этих рыб, также как обычно на судах готовят крабов. Когда лисички были готовы, меня пригласили попробовать столь необычное блюдо. И хотя пришлось повозиться с панцирем, мясо осетровой лисички оказалось действительно на удивление вкусным. Впоследствии коллега рассказывал, что во время посещения Японии в одном из рыбных ресторанов его угощали приготовленной на углях лисичкой-драконом, которая ему также показалась довольно вкусной. И хотя морские лисички у нас не имеют промыслового значения, однако их причудливая форма и своеобразный кожный покров издавна привлекали внимание отечественных рыбаков, которые изготавливали из этих рыб различные сувениры. Особой популярностью в прикамчатских водах всегда пользовалась японская лисичка, чья внешность напоминает сказочного дракона, а пестрая окраска — кимоно.
  2. Дмитрий

    Колючий люмпен

    Как-то раз, при обсуждении гастрономических особенностей различных рыб, один из знакомых, работавший летом с рыбаками на ставном неводе у западного побережья Камчатки, рассказал, что ему довелось попробовать миногу, которая показалась очень вкусной. Единственное неудобство, что перед тем как положить на сковородку, этой самой миноге приходилось постоянно отрезать колючий спинной плавник. Но поскольку у миног (на самом деле они являются не рыбами, а рыбообразными, или круглоротыми) нет костного скелета, а следовательно, не может быть и колючего спинного плавника, автору сразу стало ясно, что дегустировал рассказчик кого-то другого. После небольшой "ихтиологической экспертизы" удалось выяснить, что за миногу ошибочно принимали своеобразного обитателя прикамчатских вод — колючего люмпена, единственное сходство которого с миногой — угревидная форма тела. Колючий люмпенAcantholumpenus mackayiАвтор фото: Фото А. М. Токранов Колючий люмпен относится к стихеевым, специфической группе донных рыб, представители которой широко распространены в северной части Тихого океана. Более 20 их видов встречается и у берегов Камчатки. Стихеевые обитают преимущественно в зоне прибрежного мелководья на глубинах менее 100 м (одного из них — морского петушка — еще несколько лет тому назад можно было нередко встретить в приливно-отливных лужах Авачинской губы у сопки Никольской); лишь отдельные виды опускаются на глубину до 400–600 м. Эти рыбы характеризуются умеренно или сильно удлиненным телом угревидной формы, покрытым мелкой чешуей, и малыми размерами. Спинной плавник у них длинный и сплошной, а все лучи в нем — колючие и прочные. Обычно несколько сильных шипов имеется в анальном и брюшном плавниках. В спокойном состоянии все шипы прижаты к телу, но в случае опасности поднимаются, замыкаются в таком положении особой защелкой и довольно хорошо защищают рыбу. На голове некоторых стихеевых имеется кожистый гребень (откуда и происходит название "морской петушок") или многочисленные выросты, напоминающие водоросли и, очевидно, помогающие маскироваться на дне. В отличие от многих других стихеевых, колючий люмпен довольно ярко и пестро окрашен: по серовато-бежевому фону от головы до хвоста идут две темные полосы (вверху сплошная, а по середине тела — прерывистая), между которыми располагаются несколько рядов размытых пятен. Грудные же, анальный и хвостовой плавники этой рыбы имеют красный цвет. Колючий люмпен является наиболее крупным видом стихеевых в прикамчатских водах, размеры которого достигают 60 см и 400 г, а продолжительность жизни — 12 лет. В летний период у берегов полуострова он держится преимущественно на глубинах менее 30 м в пределах сравнительно хорошо прогретых прибрежных вод с температурами 5–12 °С. Как и все другие стихеевые, колючий люмпен — сравнительно малоподвижная донная рыба, обладающая относительно маленьким ртом, что накладывает отпечаток на характер его питания. Он потребляет преимущественно мелкие, закапывающиеся в грунт пищевые организмы (двустворчатых моллюсков, рачков-бокоплавов, но, в первую очередь, червей). Поскольку колючий люмпен в летние месяцы обитает в самой прибрежной зоне, то он постоянно встречается в ставных неводах и ошибочно именуется рыбаками "миногой". Попадается колючий люмпен и в закидные невода во время лова нерестовой мойвы. И хотя численность этого представителя стихеевых в прикамчатских водах невелика, его отдельные уловы у западного побережья полуострова могут достигать нескольких десятков экземпляров. Оказавшись на берегу или палубе рыболовного судна, он растопыривает свои колючие плавники и пытается активно передвигаться, извиваясь как змея. Если эту рыбу неосторожно взять голыми руками, то можно получить болезненные порезы ее острыми шипами, действующими подобно зубьям пилы. В заключение следует отметить, что если у нас колючий люмпен является экзотическим блюдом, то его ближайший родственник — стихей Григорьева, обитающий повсеместно в Японском море и тихоокеанских водах Хоккайдо и достигающий до полуметра в длину, в странах Юго-Восточной Азии традиционно используется в пищу. Автор: А.М.Токранов Источник: www.kamchatsky-krai.ru
  3. Дмитрий

    Серебрянка дальневосточная

    СЕРЕБРЯНКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ — мелкая, стайная мезопелагическая рыба семейства малоротковых, широко распространенная в северной части Тихого океана. Внешне довольно похожа на мойву. Тело серебрянки удлиненное, стройное с тонким хвостовым стеблем; кожа нежная, покрыта легко опадающей чешуей, с характерным металлическим блеском. Голова слегка сжата с боков, рот конечный, маленький, глаза же, наоборот, очень большие. Имеется жировой плавник. В сообществах рыб мезопелагиали (толща воды в диапазоне от 100 –200 до 1000–1500 м) северо-западной части Тихого океана серебрянка является одним из наиболее массовых видов рыб (например, в Охотском море доля ее составляет около 75% от биомассы всех представителей ихтиофауны). Держится она довольно рассредоточено по всей акватории на глубинах от 200 до 1800 м, не образуя плотных скоплений (уловы редко превышают 100–300 кг за часовое траление), но в то же время встречаясь практически повсеместно. Как и большинству других глубоководных рыб, серебрянке свойственны четко выраженные суточные миграции. В вечернее время наблюдается массовое перемещение ее особей вслед за кормовыми объектами в более верхние горизонты; в утренние часы значительная их часть мигрирует обратно на глубину, за счет чего днем возрастают уловы в слое 500–1000 м. Несмотря на многочисленность серебрянки в северо-западной части Тихого океана, ее биология изучена достаточно слабо. Размеры этой рыбы достигают 18–20 см, а продолжительность жизни — 7–8 лет, но чаще всего в уловах встречаются особи длиной 10–15 см. Нерест серебрянки довольно растянут (в Беринговом море его начало приходится на конец осени, а завершение — на весенний период) и протекает практически повсеместно. Икра диаметром около 2 мм развивается в толще воды. Выклюнувшиеся из нее личинки и мальки первоначально держатся в верхних слоях гораздо ближе к поверхности, чем взрослые особи. Основу питания серебрянки повсеместно в северо-западной части Тихого океана составляют различные планктонные ракообразные, среди которых доминируют похожие на мелких креветок эуфаузииды. Благодаря своей высокой численности, серебрянка играет важную роль в трофической системе пелагиали Охотского, Берингова морей и тихоокеанских вод Камчатки. С одной стороны, используя те же кормовые ресурсы (в первую очередь, рачков-эуфаузиид), что и минтай, эта мелкая пелагическая рыбка может рассматриваться как один из основных его пищевых конкурентов. С другой стороны, обладая небольшими размерами, серебрянка сама служит немаловажным объектом питания минтая и многих других промысловых видов рыб (макрурусов, морских окуней, северного одноперого терпуга).
  4. Американский стрелозубый палтус (верх)Atheresthes stomiasПрибрежные воды Юго-Восточной Камчатки, вторая половина 1990-х годовАвтор фото: А. М. Орлов Для большинства морских рыб, обитающих у берегов Камчатки, характерно примерно равное соотношение полов, хотя у некоторых камбал, бычков и пепельного макруруса самцов обычно в два-три раза больше, чем самок, что, по мнению специалистов, значительно повышает эффективность оплодотворения выметанной икры. Однако ученые и сегодня не могут однозначно объяснить, почему американский стрелозубый палтус в прикамчатских водах представлен практически одними самками. Стрелозубые палтусы — азиатский и американский, — широко распространены в водах материкового склона северной части Тихого океана. Первый из них встречается от берегов Японии до Ванкуверо-Орегонского района. Область распространения второго охватывает воды американского побережья от Калифорнии до Алеутской гряды, Берингово море, а также тихоокеанские воды Камчатки и Северных Курил. В последние годы участились его находки и в прикамчатских водах Охотского моря южнее 53° с. ш., что ихтиологи связывают как с общим увеличением численности данного вида у американского побережья, так и с потеплением, вызванным во второй половине 90-х годов действием Эль-Ниньо. Наибольшие уловы азиатского стрелозубого палтуса отмечаются в Беринговом море, тогда как у Японии, Сахалина и в заливе Аляска он встречается единично. Обилие американского стрелозубого палтуса закономерно уменьшается от тихоокеанских берегов Северной Америки в западном направлении и вдоль побережья Восточной Камчатки. В центральной и юго-восточной частях Берингова моря и тот, и другой стрелозубый палтус вылавливаются совместно в значительных количествах. Ученые уже давно установили, что оба стрелозубых палтуса обладают сходной биологией, за исключением одной интересной особенности. В водах Ванкуверо-Орегонского района, Британской Колумбии, залива Аляска и отчасти в юго-восточной части Берингова моря, т. е. в районах, где наблюдается его максимальная численность, американский стрелозубый палтус в уловах представлен обоими полами и размножается обычным путем, как и большинство остальных рыб. Но в центральной и западной частях Берингова моря, а также в тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил самцы этого палтуса в уловах либо отсутствуют совсем, либо встречаются в таких малых количествах (1–3 % от общего числа пойманных рыб), что их явно недостаточно для оплодотворения икры, откладываемой самками. Причем наблюдается это явление постоянно. Однако, несмотря на "нехватку" самцов, американский стрелозубый палтус все-таки каким-то образом размножается и в прикамчатских водах, так как в определенные месяцы в уловах присутствуют готовые к нересту самки со зрелой икрой. Для объяснения данного необычного явления научный сотрудник ТИНРО доктор биологических наук Н. П. Новиков еще в 60-е годы высказал предположение, что, по аналогии с некоторыми пресноводными рыбами (например, серебряным карасем), размножение американского стрелозубого палтуса, по-видимому, происходит при помощи гиногенеза или ложного оплодотворения, когда вместо отсутствующих самцов данного вида выметанную самками икру осеменяют самцы другого близкородственного палтуса — азиатского, который нерестится примерно в те же сроки и в сходном диапазоне глубин. Поскольку при подобном способе размножения яйцеклетки и сперматозоиды не объединяются, то в потомстве появляются только самки. По мнению Н. П. Новикова, таким необычным путем американский стрелозубый палтус поддерживает воспроизводство своего стада, приспосабливаясь к неблагоприятным для него условиям существования в северо-западной части Тихого океана. Однако не все специалисты согласились с этим предположением, поскольку гиногенез не объясняет, кто же тогда осеменяет икру американского стрелозубого палтуса в юго-восточной части Берингова моря, а тем более в заливе Аляска, где также отмечается довольно значительный дефицит его самцов, а азиатский стрелозубый палтус встречается в небольших количествах или единично. Поэтому в 90-е годы было высказано другое предположение: нерест американского стрелозубого палтуса у азиатского побережья происходит все-таки нормальным способом, как и у всех остальных рыб, а крайне незначительная доля самцов в западной части Берингова моря и тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил обусловлена следующими причинами. С нерестилищ, мощность которых убывает от американского побережья в сторону Камчатки, икра и личинки этого палтуса разносятся течениями на большие расстояния (длительность их разноса, по оценке специалистов, составляет несколько месяцев), частично попадая к Восточной Камчатке, Северным Курилам и даже в юго-восточную часть Охотского моря. Поскольку самцы американского стрелозубого палтуса созревают на два-три года раньше, чем самки, они первыми начинают мигрировать в сторону "родных" нерестилищ, создавая, таким образом, значительное преобладание самок. Сегодня у каждого из этих двух объяснений необычного преобладания самок американского стрелозубого палтуса в северо-западной части Тихого океана есть свои сторонники и противники, а потому, очевидно, лишь дальнейшие исследования позволят установить истину. Автор: А.М.Токранов Источник: www.kamchatsky-krai.ru
  5. Алеутский скатBathyraja aleuticaПрибрежные воды Юго-Восточной Камчатки, вторая половина 1990-х годовАвтор фото: А. М. Орлов Ежегодно в газетах, теле- и радиопередачах появляется информация о поимке у берегов Камчатки (даже непосредственно в Авачинской бухте) акул, что обычно вызывает живой интерес у жителей области. Это неудивительно, поскольку, будучи сравнительно теплолюбивыми животными, акулы в основном обитают в субтропических и тропических водах океанов. Лишь некоторые их виды в летние месяцы проникают в более холодные районы и появляются у берегов полуострова. Однако, уделяя столь пристальное внимание относительно редким случаям поимки акул в прибрежных водах Камчатки, мы нередко совсем забываем об их ближайших родственниках — скатах, которые не только являются аборигенами прикамчатских вод, но и довольно разнообразны и многочисленны здесь. Все обитающие у берегов Камчатки скаты относятся к семейству обыкновенных, или ромбовых, скатов, представители которого населяют, главным образом, умеренные и холодные воды морей и океанов. Так же, как и акулы, эти рыбы обладают хрящевым скелетом, но характеризуются широким, уплощенным, ромбовидной формы телом (что вызвано придонным образом жизни), обычно покрытым крупными шипами и многочисленными мелкими шипиками. Мощно развитые грудные плавники скатов сливаются с боками тела, напоминая крылья. Два спинных плавника, наоборот, очень малы и расположены на кончике хвоста, тогда как сам хвостовой плавник зачаточен или вовсе отсутствует. Встревоженные скаты обычно прижимаются к грунту (нередко даже закапываются в песок так, что на поверхности остаются только глаза и часть спины), причем окраска их, как и у камбал, может несколько меняться, в зависимости от цвета поверхности, на которой они находятся. Когда скаты лежат на дне, их жаберные щели плотно прижаты к грунту. Чтобы они не засорились илом и песком в процессе дыхания, скаты втягивают воду через расположенные на верхней стороне головы отверстия, называемые брызгальцами и являющиеся видоизмененными ноздрями. Автор со скатом в руках У берегов Камчатки встречаются до 10 видов скатов. Среди них есть как мелкие (такие как фиолетовый и скат Таранца) длиной всего до 70–80 см с массой тела 1–3 кг, так и крупные (например, глубоководный и алеутский скаты), размеры которых достигают 130–160 см, а масса тела — 15–20 кг и более. Продолжительность жизни мелких скатов не превышает 7–10 лет, тогда как предельный возраст крупных оценивается специалистами в 15–18 лет. Разные виды скатов населяют глубины от 30–50 до 3000 м, хотя для каждого из них характерен свой батиметрический диапазон обитания. Мелкие скаты питаются преимущественно донными ракообразными (крабами, креветками), крупные же ведут хищный образ жизни, поедая рыб и кальмаров. Преследуя свою жертву, они нередко поднимаются в толщу воды, причем во время плавания машут грудными плавниками, как крыльями, и при необходимости перемещаются довольно быстро. Охотясь за такой добычей, как рыбы или кальмары, скаты не могут схватить их в результате прямой атаки, поскольку ротовое отверстие у них расположено на нижней стороне головы. Поэтому скаты сначала наплывают на свою жертву, затем прижимают ее ко дну и только тогда заглатывают. Размножаются скаты также довольно своеобразно. Все они обладают так называемым "конвейерным" способом воспроизводства, т. е. с наступлением зрелости их самки, подобно обычным домашним курицам, в течение всей последующей жизни круглый год откладывают яйца, постоянно находящиеся в яичниках на разной стадии созревания — от мельчайших безжелтковых до уже готовых к вымету. Причем каждое яйцо облачено в гибкую, но прочную роговую капсулу с четырьмя отростками в виде "рожек" (по два с каждой стороны), с помощью которых оно крепится к грунту. Продолжительность инкубации составляет не менее 4–6 месяцев. Выклюнувшиеся из яиц мальки полностью сформированы, но имеют остатки желточного мешка, позволяющие им некоторое время как бы привыкать к внешнему питанию. Хотя в настоящее время отечественная рыбная промышленность практически не использует скатов, во многих странах (особенно Юго-Восточной Азии) они служат объектами специализированного промысла и их употребляют в пищу, причем часто в качестве деликатесов. Богатая витамином А печень скатов является сырьем для получения технического жира и производства различных медицинских препаратов. Поскольку численность этих рыб в прикамчатских водах достаточно велика, объемы их вылова могут достигать значительных величин. Причем, так как скаты редко образуют плотные скопления, наиболее эффективным орудием их промысла специалисты считают донные яруса. Вылов скатов, с одной стороны, позволил бы рациональнее использовать запасы донных рыб у берегов Камчатки; с другой — расширить ассортимент отечественных рыбных продуктов, а также экспортировать скатов в страны, где они являются традиционными объектами рыболовства и пользуются спросом. Скаты встречающиеся у берегов Камчатки: Алеутский скат Белобровый скат Бесшипый скат Пятнистый скат Скат Таранца Щитоносный скат Автор: А.М.Токранов Источник:www.kamchatsky-krai.ru
  6. Редкозубый ликодLycodes brevicaudusОлюторский залив Берингова моря, октябрь 1976 г.Автор фото: А. М. Токранов Красная пузановияPuzanovia rubraТихоокеанские воды Северных Курил, вторая половина 1990-х годов)Автор фото: А. М. Орлов Как и во многих других приморских городах, на рынках и в рыбных отделах магазинов Петропавловска- Камчатского нередко можно увидеть морских обитателей, которых вряд ли встретишь даже в столице — окуней-шипощеков, бычков, осьминогов, волосатых крабов и т. д. Периодически на прилавках появляются и рыбы, называемые "морскими налимами". Однако специалисты-ихтиологи знают, что настоящие морские налимы — представители родственной тресковым, специфической группы рыб — не встречаются у берегов Камчатки, а обитают лишь в Атлантическом и южной части Тихого океанов. Те же рыбы, которых у нас называют "морскими налимами", на самом деле являются бельдюговыми, или зоарцидами, единственное сходство которых с налимами — змеевидная форма тела. Зоарциды — обширное и очень разнообразное по составу семейство рыб, представители которого, по мнению специалистов-ихтиологов, в значительной степени формируют облик и разнообразие ихтиофауны прибрежных вод Камчатки (да, пожалуй, и всей северной части Тихого океана), а также играют немаловажную роль в трофической системе этого района. По современным представлениям, Северная Пацифика является центром возникновения зоарцид, откуда они затем проникли в бассейны Северного Ледовитого и Атлантического океанов, а также в антарктические воды. В настоящее время в северной части Тихого океана известно более 100 видов этих рыб, около 80 из которых зарегистрированы у берегов Камчатки. Хотя зоарциды встречаются от приливно-отливной зоны до глубины 3–4 км (максимальная глубина поимки их отдельных представителей российским исследовательским судном "Витязь" в Курило-Камчатской впадине составляет 4070 м), основная область обитания большинства из них — глубины 100–600 м. Именно в этом батиметрическом диапазоне они достигают наибольшего разнообразия и численности. Все зоарциды характеризуются довольно большим ртом и удлиненным слизистым телом, покрытым мелкой чешуей (у ряда видов оно голое). Спинной и анальный плавники у них длинные и полностью сливаются с небольшим хвостовым плавником, образуя единую плавниковую кайму. Грудные плавники обычно большие, брюшные же, наоборот, малы (или вообще отсутствуют) и расположены на горле. У многих видов вздутые щеки и толстые губы. Окраска этих рыб довольно своеобразна: у целого ряда зоарцид на сером, коричневом или темном фоне тела расположены яркие глазчатые пятна или светлые (поперечные и продольные) полосы. Преобладающее большинство зоарцид — типично донные, малоподвижные рыбы, предпочитающие илистые грунты (нередко в них зарывающиеся) и низкие, порой даже отрицательные температуры, хотя отдельные виды перешли к жизни в толще воды. Некоторые зоарциды — совсем небольшие рыбки длиной всего 10–15 см и массой в несколько десятков граммов, размеры других достигают 1 м и более, а масса тела — 4–5 кг. У всех представителей этих рыб — крупная (до 3–4 мм), донная икра, но часть видов перешла к живорождению, т. е. выметывают уже вполне сформировавшихся мальков, внешне ничем не отличающихся от родителей. В зависимости от своих размеров, одни зоарциды питаются мелкими донными или пелагическими рачками и червями, другие — такими сравнительно крупными беспозвоночными, как креветки, крабы, раки-отшельники или двустворчатые моллюски, третьи же перешли к хищному образу жизни, успешно охотясь на рыб и кальмаров. Есть среди зоарцид и настоящие "гурманы" — например, небольшая рыбка, называемая пузановия, живет среди роговых кораллов и нередко питается коралловыми полипами. Поскольку значительная часть зоарцид обитает на сравнительно больших глубинах, до настоящего времени многие из них известны по одному-нескольким экземплярам, и список этих рыб все время пополняется (например, в 2000 году из тихоокеанских вод Северных Курил был описан новый, неизвестный ранее науке представитель зоарцид). Однако целый ряд видов, именуемых ликодами и ликограммами, обладают довольно высокой численностью, значительными размерно-весовыми показателями, образуют в отдельных районах прикамчатских вод повышенные концентрации (с уловами до 2–3 тонн за траление) и в качестве прилова постоянно попадаются при промысле таких ценных глубоководных рыб, как морские окуни и палтусы. Именно ликодов и ликограмм под названием "морские налимы" и можно встретить на прилавках рыбных отделов магазинов Петропавловска-Камчатского. Согласно технологическим исследованиям, все они относятся к столовым видам рыб, а их вылов у берегов Камчатки, по оценке специалистов, в настоящее время может достигать нескольких тысяч тонн. Работая в море, автору данных строк вместе с другими членами экипажа не раз приходилось участвовать в дегустации различных ликодов, приготовленных судовыми поварами. Могу заверить, что рыбы эти вполне съедобны, хотя по вкусу, конечно, уступают палтусам или камбалам. А.М.Токранов Источник: www.kamchatsky-krai.ru
  7. Дмитрий

    Навага дальневосточная

    Навага – это холодолюбивая морская рыба, относится она к семейству тресковых. Различают два вида данной рыбы, северную навагу и дальневосточную, известную под названием вахня. Длина тела наваги достигает обычно 30 см, вес ее при такой длине составляет 250 гр, встречаются и более крупные особи, до полуметра длины, с весом около 1 кг. Дальневосточная вахня значительно крупнее северной наваги. Тело наваги имеет более округлый вид, чем у других тресковых, голова меньше по величине, рыба отличается особенностью строения позвоночника – на ее коротких ребрах имеются своеобразные вздутия. Верхняя челюсть рыбы длиннее нижней, на нижней челюсти располагается единственный усик. На буро-серой спинке наваги есть множество темных пятен. Бока рыбы светлее спинки, брюхо – белое. У дальневосточной вахни брюхо также окрашено в белый цвет, но цвет ее спинки зеленовато-серый, бока — серебристо-фиолетовые. Место обитания Навагу можно встретить от Белого моря до Обской губы, дальневосточная вахня обитает в Чукотском, Беринговом, Охотском, Японском морях. В открытом море наваги не найти, это прибрежная рыба. Весной, когда вода на побережье становится слишком теплой, она удаляется от берегов на незначительное расстояние в поисках более холодной воды. В осенне-зимний период навага стаями перемещается ближе к берегу, косяки дальневосточной наваги часто заходят в озера, устья рек. Навага относится к придонным рыба Рацион питания Навага – это хищник, питается она икрой и молодью других рыб, ракообразными, различными червями. Весной, когда рыба вынуждена искать холодную воду, ее питание недостаточно, по мере наступления холодов навага возвращается ближе к берегу на откорм. Способы ловли Навага — очень вкусная, полезная рыба, является диетическим продуктом питания с большим содержанием селена и йода. Ловят ее при помощи удочки с мормышкой на крючке или на блесну. Чаще всего эту рыбу ловят на приманки, как и любого хищника, ее привлекает хорошо отполированные блесны. Клев на блесну бывает неустойчивым, тогда следует подсадить выше приманки любую морскую живность — кусочек рыбы или креветку, и хороший улов наваги вам будет обеспечен. Активизировать клев рыбы помогает прикормка – навагу привлекает фарш из сырой рыбы, пропущенной через мясорубку, или раздавленные моллюски. Клюет навага хорошо, вываживать ее несложно, для ловли этой рыбы лучше использовать крючки с бородками.
  8. Любой рыболов-любитель, кто хоть раз выходил с удочкой на берег Авачинской губы, наверняка знаком с этой камбалой, тело которой вместо привычной чешуи покрыто крупными шиповатыми звездчатыми пластинками, а непарные плавники — яркими черными поперечными полосами. Вероятно, именно за эти костные пластинки рыбаки называют ее "каменушкой", тогда как русское научное название этой камбалы — звездчатая, или тихоокеанская речная. Звездчатая камбала — одна из наиболее широко распространенных в северной части Тихого океана камбал, которая встречается повсеместно в водах Японского, Охотского и Берингова морей от берегов Кореи до Анадырского залива. Единично проникает в Чукотское море. По американскому побережью отмечается на юг вплоть до Калифорнии. Несмотря на огромную область географического распространения и повсеместную встречаемость, в большинстве районов звездчатая камбала довольно немногочисленна, и лишь у Западной Камчатки и Юго-Восточного Сахалина она составляет существенный прилов к другим видам камбал. Многие исследователи связывают область обитания звездчатой камбалы с устьями рек, мелководными заливами и лагунами, т. е. с сильно опресненными прибрежными водами, хотя известны случаи ее поимки на глубинах до 250–300 м. И все же максимальные уловы этой камбалы как у берегов Камчатки, так и в других районах обычно отмечаются в самой прибрежной зоне. В приустьевых участках большинства камчатских рек звездчатая камбала — одна из самых характерных и многочисленных рыб, длина отдельных особей которой достигает 56–58 см, а масса свыше 3 кг. Но из прибрежных вод Калифорнии известны экземпляры звездчатой камбалы размером свыше 90 см и 9 кг. Как следует из ее второго русского названия — тихоокеанская речная, — эта камбала может заходить в реки и подниматься по ним на расстояние до 140–150 км. На Камчатке звездчатая камбала также нередко встречается на удалении до 30–50 км от устьев рек. Например, в реке Большой она постоянно вылавливается в лимане выше поселка Октябрьского. По сообщению ведущего научного сотрудника КамчатНИРО доктора биологических наук В. Ф. Бугаева, в реке Камчатка известен случай поимки этой камбалы в протоке озера Азабачье. Нерест звездчатой камбалы в прикамчатских водах происходит, как правило, недалеко от берегов в мае — начале июня, сразу же после таянья льда, нередко при отрицательных температурах воды. Выметанная икра развивается в толще воды, и через определенное время из нее выклевываются личинки, у которых глаза, как и у всех остальных рыб, располагаются по бокам головы. Однако если у большинства других камбал при переходе к донному образу жизни они смещаются на правую сторону тела (за это их называют правосторонними), а левосторонние экземпляры встречаются крайне редко, то у звездчатой камбалы все происходит наоборот. У преобладающей части ее особей глаза расположены на левой стороне, тогда как правосторонние рыбы попадаются единично. Причины такой стабильной "левизны" этой камбалы до сих пор не ясны. Звездчатая камбала довольно всеядна, поэтому так хорошо ловится практически на любую наживку. В природе ее молодь кормится преимущественно различными рачками. Однако особи размером свыше 30 см переходят на питание двустворчатыми моллюсками и мелкой рыбой, не пренебрегая пищевыми отбросами и отходами рыбообработки, а потому состав их пищи может быть хорошим индикатором степени загрязненности бытовыми и производственными стоками приустьевых зон камчатских рек. Например, в районе поселка Октябрьский четко прослеживается определенная закономерность — как только начинается массовой ход горбуши, кеты или кижуча, и в реку Большая и прибрежные воды Охотского моря попадают отходы их обработки (внутренности, жабры, плавники), они тут же в массе поедаются звездчатой камбалой. Поэтому, чтобы получить общее представление о величине поступления отходов рыбообработки в тот или иной водоем, достаточно просто периодически смотреть, чем питаются взрослые особи этой камбалы. Автор: А.М.Токранов Источник: www.kamchatsky-krai.ru
  9. Дмитрий

    Морская малоротая корюшка

    Морская малоротая корюшка (лат. Hypomesus japonicus) — морская лучепёрых рыб семейства корюшковых (Osmeridae), наиболее крупный представитель рода Hypomesus. Максимальная длина тела 25 см, масса — 158г, максимальная продолжительность жизни 8 лет. Тело веретенообразной формы, спина тёмная, а бока и брюхо — серебристые. Маленький верхний рот (нижняя челюсть выдаётся вперёд) с очень мелкими зубами. Верхняя челюсть короткая, не доходит до вертикали середины глаза. Спинной плавник короткий с 2—3 неветвистыми и 8—10 мягкими ветвистыми лучами, расположен в середине тела. Брюшные плавники с 1 жёстким и 7 мягкими лучами, расположены на уровне спинного плавника. В анальном плавнике 3 жёстких и 11—14 мягких ветвистых лучей. Хвостовой плавник сильновыемчатый. Имеется жировой плавник. Боковая линия неполная с 9—14 чешуйками. Небольшое количество пилорических придатков (4—8). Морские стайные рыбы, обитающие в прибрежье, заходят в опреснённые бухты, эстуарии и солоноватоводные озёра. В рацион молоди и взрослых особей входят веслоногие ракообразные, кумовые раки, мизиды, каланиды, ветвистоусые раки. Помимо зоопланктонных организмов малоротые корюшки питаются бентосными организмами, например, бокоплавами и полихетами. По мере роста увеличиваются размеры жертв. Взрослые особи могут потреблять икру и личинок рыб. В преднерестовый и нерестовый периоды морские малоротые корюшки практически прекращают питаться. Половой зрелости достигают в возрасте 1—2 лет. Нерестятся до 3-х раз в течение жизни. В южной части ареала нерестятся в апреле—мае, а в северной — в июне. Нерест происходит у берегов в зоне прибоя на опреснённых участках, могут нереститься в солоноватоводных озёрах. Икра клейкая, откладывается на песчаный грунт или водоросли (ламинария) и морскую траву. Плодовитость от 8,5 до 35 тыс. икринок. Эндемик северо-западной части Тихого океана. Встречается от прибрежья северной Кореи и острова Хонсю до Камчатки. Обычна в заливе Петра Великого, на Сахалине и южных Курильских островах. Обнаружена также в северной части Охотского моря. Источник: Wikipedia
  10. Каждый год, лишь только бухты и приустьевые участки камчатских рек покрываются льдом, на него выходят сотни любителей подледной рыбалки, чтобы поймать "зубаря". Конечно, зимой на Камчатке ловят и гольца, навагу или сельдь, но, пожалуй, все-таки наиболее желанной добычей для большинства рыболовов является именно "зубарь" или "зубатка" — так на Дальнем Востоке обычно называют зубастую корюшку. Этот представитель корюшек широко распространен в прибрежных водах северной части Тихого океана от берегов Кореи и Хонсю до Британской Колумбии. Встречается он и в арктических морях России, США и Канады, достигая атлантического побережья Северной Америки. Но, несмотря на столь огромный ареал, наиболее многочисленна зубастая корюшка в азиатских водах, в том числе у берегов Камчатки. До наступления половой зрелости она в течение всего года обитает в морских прибрежьях и лиманах, предпочитая закрытые заливы и бухты. Во время нагула в море окраска зубастой корюшки типична для всех пелагических рыб: голова и спина сверху — темные, бока — серо-зеленые, а брюхо — серебристое с мелкими редкими черными крапинками. Вдоль средней части тела отчетливо заметна темная полоса, тянущаяся от головы к хвосту. В период размножения самцы резко отличаются от самок по сильному потемнению головы и туловища, а также по развитию нерестовых бугорков на чешуе, голове и внешних лучах всех плавников. "Зубарем" же эту рыбу именуют за одну-две пары больших клыковидных зубов, расположенных на конце языка и сошнике (так называется одна из костей в составе верхней челюсти). Зубастая корюшка является одним из наиболее крупных представителей своего семейства. В прибрежных водах Камчатки известны случаи поимки ее отдельных особей длиной 36 см с массой тела 430 г в возрасте 10 лет. Но такие экземпляры попадаются довольно редко. Как правило, основу уловов составляют 3–8-годовики размером 18–30 см с массой тела не более 200–250 г. После созревания на четвертом-пятом году жизни зубастая корюшка образует большие нерестовые скопления и мигрирует на нерест в реки, по которым может подниматься на расстояния в несколько десятков километров. Нерестовый ход начинается весной еще при наличии ледового покрова. Икрометание у этой корюшки происходит обычно в мае-июне на каменисто-галечных перекатах с быстрым течением на глубине 1–2 м. Самки откладывают непосредственно на грунт от 20 до 270 тыс. икринок, которые затем заносятся под камни, где и происходит их развитие. После нереста взрослые особи мигрируют в морские прибрежья и начинают активно откармливаться. Преобладающее большинство выклюнувшихся из икры личинок скатывается в море к концу лета. Если молодь и неполовозрелая зубастая корюшка потребляют, главным образом, различных рачков, то ее взрослые особи переходят к хищному образу жизни, питаясь рыбами, образующими скопления (в том числе мойвой, песчанкой, сельдью, молодью лососей). В этот период зубастая корюшка может наносить серьезный ущерб запасам ценных промысловых рыб, в первую очередь горбуши, кеты и сельди. Как было выяснено сотрудником КамчатНИРО П. М. Васильцом, в прибрежных водах Камчатки зубастая корюшка представлена двумя экологическими группировками — морской и прибрежной. Первая из них в зимние месяцы отходит от берегов на глубины 100–200 м, вторая, в течение всего года, обитает в приустьевых участках рек, закрытых бухтах и заливах в непосредственной близости от берега. Поэтому именно ее особи и являются основным объектом зимнего подледного лова. Нерест рыб обеих группировок происходит в реках, в летние же месяцы они нагуливаются в зоне прибрежного мелководья и внешне трудно различимы. Практически во всех районах своего обитания зубастая корюшка является традиционным объектом местного рыболовства, главным образом любительского лова. В прикамчатских водах самые многочисленные стада морской группировки зубастой корюшки зимуют на западнокамчатском шельфе и в Карагинском заливе, где и ведется их промышленный лов. Но, как установлено, промысловая нагрузка на прибрежную группировку этой корюшки существенно выше, что обусловлено ее лучшей доступностью для вылова (особенно для любительского лова) практически в течение всего холодного времени года. Так, например, если ежегодное официальное промысловое изъятие зубастой корюшки в озера Нерпичьего в конце 1990-х годов не превышало 40 тонн, то величина любительского лова зимой 1997/1998 года, по оценке сотрудников Севвострыбвода, составляла примерно 200 тонн. Иными словами, в то время как запасы прибрежной группировки зубастой корюшки сегодня используются очень интенсивно, морская группировка, наоборот, облавливается крайне незначительно. А потому вылов ее у берегов Камчатки, по мнению специалистов КамчатНИРО, может быть существенно увеличен и в годы высокой численности зубастой корюшки достигать нескольких тысяч тонн. Автор: А.М.Токранов Источник: www.kamchatsky-krai.ru
  11. Дмитрий

    Кинжалозуб

    Рыбаки, которые ловят и обрабатывают лососей, наверняка не раз обращали внимание на порезы и глубокие резаные раны, нередко встречающиеся на теле этих рыб (особенно горбуши), причем, как правило, только с одной стороны. Такие раны похожи на ножевые и чаще всего идут от спины к нижней части тела. Долгое время считали, что подобные повреждения возникают либо от укусов сельдевой акулы и морских млекопитающих, либо от травмирования рыболовными крючками. Однако в последние годы получены убедительные доказательства, что виновником глубоких резаных ран на теле лососей является необычная рыба с грозным названием кинжалозуб. Кинжалозуб — это крупный (длиной до 1,5 м), немногочисленный обитатель средних глубин океана, широко распространенный в его субтропических и умеренных областях, в том числе встречающийся у берегов Камчатки. Впервые кинжалозуб в прикамчатских водах был обнаружен в 30-е годы японскими рыбаками, производившими промысел лососей дрифтерными сетями в районе между Камчаткой и Командорскими островами. В 50-е годы в связи с развитием промысла морских рыб его неоднократно вылавливали в Олюторском, Карагинском, Камчатском и Кроноцком заливах, а также у берегов Командорских островов. В 90-е годы во время проведения широкомасштабных траловых съемок кинжалозуб был отмечен во многих районах северо-западной части Тихого океана, в том числе у юго-восточной Камчатки и Северных Курил. Удлиненное, змеевидное тело и большая голова с громадными клювообразными челюстями делает облик этой рыбы настолько своеобразным, что ее трудно с кем-то спутать. Характерной чертой внешнего строения кинжалозуба является его огромный рот — длина челюстей составляет около трех четвертей длины головы. Причем размеры и форма зубов на разных челюстях кинжалозуба существенно различаются: на верхней — они мощные, саблевидные, достигающие у крупных экземпляров 16 мм; на нижней — мелкие, шиловидные, направленные назад и не превышающие 5–6 мм. Исследования, выполненные в последнее десятилетие учеными разных стран, показали, что кинжалозуб является активным хищником. Охотится он, как правило, на стайных пелагических рыб, таких как сайра, сельдь, одноперый терпуг и тихоокеанские лососи — горбуша, нерка и сима. На основании данных о форме, расположении и направлении порезов на теле жертв (главным образом, от спины к нижней части тела), ученые считают, что кинжалозуб нападает преимущественно снизу. Вероятнее всего, он поджидает свою добычу, зависнув в толще воды головой вверх. В этом случае обеспечивается лучшая маскировка и хищник может подобраться к жертве на максимально близкое расстояние. При нападении возможны два варианта: прямой бросок вертикально вверх и бросок с кратковременным преследованием жертвы. Маловероятно, что кинжалозуб с его не очень мускулистым телом и слабо развитым хвостом мог бы долго преследовать таких хороших пловцов, как лососи. Особый интерес представляет вопрос, каким образом кинжалозубу удается наносить столь серьезные повреждения таким крупным рыбам как тихоокеанские лососи. Исследовав строение зубов кинжалозуба, ученые пришли к выводу, что резаные раны «помогают» ему делать сами лососи. Атакованная рыба активно пробует вырваться, после того как хищнику удалось схватить ее. Но направленные назад шиловидные зубы нижней челюсти прочно удерживают добычу. Однако если она делает поворот вокруг оси захвата, высвобождая свое тело из нижнечелюстных зубов хищника, ей сразу удается вырваться, но при этом тело разрезается саблевидными зубами кинжалозуба. Существует и косвенные доказательства, что кинжалозуб не способен самостоятельно разрезать свою жертву. Например, при ловле на пелагический ярус были встречены два экземпляра кинжалозуба, застрявшие зубами в мышцах пойманных на крючки лососей. Возможное объяснение нападения кинжалозуба на более крупную, чем он сам жертву, заключается в том, что добычей его обычно является не вся рыба, а только ее часть — кусок мышц или внутренностей, который ему удается вырвать. Опытным путем российскими исследователями установлено, что масса вырезаемого куска, соответствующая площади раны, составляет 5–6 г. Если же порез затрагивает внутренние органы, то эффективность нападения может увеличиваться за счет вырванных гонад, печени и кишечника. Известны находки горбуши без одного ястыка или с его остатками на поврежденной стороне тела. Таким образом, особенности поведения и строения зубов кинжалозуба свидетельствуют, что его потенциальной жертвой может быть любая массовая пелагическая рыба, доступная в конкретный период года. Однако в летние месяцы во время нерестовой миграции лососей этот хищник нападает преимущественно на них, травмируя немалое количество особей и портя их товарный вид. По данным канадских исследователей, в течение ряда лет у побережья Британской Колумбии в уловах отмечалось от 5 до 12% лососей, поврежденных кинжалозубами. А.М.Токранов Источник: http://www.npacific.ru/np/library/publikacii/tokranov/ktogr.htm
  12. Дмитрий

    Минтай

    Минта́й (лат. Theragra chalcogramma) — придонно-пелагическая холодолюбивая рыба семейства тресковых. Наиболее распространённая рыба в северной части Тихого океана. Наряду с путассу Атлантики, тихоокеанский минтай ранее рассматривался как ресурс небольшой пищевой ценности. Наряду с другими пелагическими хищниками (скумбрия, треска, тунец, ставрида) находит питание на разных трофических уровнях. Максимальная длина тела 91 см, а масса — 3,85 кг; максимальная продолжительность жизни — 15 лет. три спинных плавника очень короткий усик на подбородке брюшные плавники расположены перед грудными. окраска пятнистая. глаза большие Эта рыба живёт в холодных водах (от 2 до 9 °C), предпочитая глубины от 200 до 300 метров, хотя может совершать миграции, опускаясь на глубины 500—700 метров и глубже. Минтай живёт около 15-16 лет. Во время нереста минтай подходит к берегам, заплывая на мелководья глубиной 50-100 м. Нерестовые скопления минтая очень плотные. Сам нерест в различных местах Тихого океана начинается в разное время. Так нерест минтая в Беринговом море бывает весной и летом (с марта по сентябрь), у берегов Кореи — зимой и весной (с ноября по март), у Камчатки — весной. При этом самки могут метать икру даже при отрицательных температурах (- 1,8 °C). Икра развивается в 50-метровом поверхностном слое. Минтай достигает полового созревания в возрасте 3-4 лет, достигая при этом своей предельной массы, которая также варьируется в различных областях обитания рыбы (от 2,5 до 5 кг). Минтай питается преимущественно планктонными ракообразными. По мере роста минтай начинает питаться более крупной добычей, а именно мелкими рыбами (мойва, азиатская корюшка) и кальмарами. Среди минтая наблюдаются случаи каннибализма — поедание личинок и мальков своего вида.
  13. Дмитрий

    Морской ворон

    Когда впервые видишь эту рыбу на палубе рыболовного судна среди таких обычных обитателей прикамчатских вод, как минтай, треска, камбалы или терпуги, то кажется, что встретил какого-то жителя южных морей, случайно оказавшегося в наших северных широтах, настолько своеобразен ее внешний вид. Большая уплощенная голова с многочисленными костными выступами и буграми заканчивается огромной пастью, усаженной многочисленными мелкими зубами. Голова несет множество мясистых кожистых выростов различной формы и размера, к тому же нередко обладает пестрой окраской, с мозаично разбросанными на буром фоне желтыми, красными, бордовыми или зелеными пятнами. Под стать необычной внешности и название этой рыбы — волосатый бычок, или морской ворон. Первое, очевидно, происходит от того, что все тело рыбы покрыто мелкими кожистыми ворсинками, напоминающими на ощупь колючие волоски. Второе же обусловлено крайне интересной особенностью поведения морского ворона — когда дотрагиваешься до него, то, очевидно, чтобы напугать, он издает звуки, чем-то напоминающие "карканье" настоящих ворон. Морской ворон широко распространен во всех дальневосточных морях; обычен, хотя и немногочислен он и у берегов Камчатки. В летние месяцы этот бычок концентрируется в хорошо прогретой прибрежной зоне, а зимовать уходит на глубины 180–400 м, где сказывается влияние теплых океанических вод. Эта сравнительно крупная рыба, размеры которой достигают 55 см и 4 кг, — ярко выраженный хищник, хорошо маскирующийся на дне благодаря своей внешности. Когда морской ворон лежит неподвижно на грунте среди скал, его довольно трудно обнаружить, поскольку он очень напоминает обычный камень, обросший различными морскими организмами. Как только какая-нибудь рыба приближается слишком близко к затаившемуся морскому ворону, следует резкий бросок — и добыча исчезает в его огромной пасти. Помимо способности прекрасно маскироваться на дне, морскому ворону присущ своеобразный способ защиты своего потомства от хищников. В конце лета — начале осени среди прибрежных камней и скал на глубинах менее 15–20 м происходит нерест этого бычка. Как свидетельствуют подводные наблюдения, желтоватая икра диаметром 4–5 мм (у наиболее крупных самок ее масса достигает 1–1,5 кг) откладывается комками размером 5–6 см в узкие расщелины, и кладки совершенно не охраняются, что создает впечатление крайне слабой защищенности их от любителей полакомиться свежей икоркой. Нередко морской ворон нерестится вблизи с обитающими рядом морскими окунями или терпугами, которые часто преследуют его самок в момент икрометания. Если икра откладывается прямо на грунт, ее уничтожение неизбежно. Однако как только кладка попадает в расщелину между камнями, то становится абсолютно недоступной для других рыб. Это крайне заинтересовало ученых. Проведенные исследования показали, что отличительной особенностью развивающихся икринок морского ворона является необычно высокая механическая прочность их оболочек, превышающая в несколько раз таковую даже у лососей, закапывающих икру в грунт, где она подвергается сильным механическим воздействиям. Развивающиеся икринки настолько тверды, что их почти невозможно раздавить пальцами, причем в кладках они прочно соединены между собой. Попытки скармливания развивающейся икры морским окуням показали, что ни проглотить целую кладку, ни разорвать ее на куски они не могут. По мнению специалистов, все это обеспечивает достаточно надежную защиту от хищников отложенных открыто между камней и в расщелинах скал и совершенно не охраняемых кладок икры морского ворона. Спустя 2–3 часа после икрометания, даже если кладка по какой-то причине выпадает из укрытия, ей уже это не страшно, поскольку из-за крайней прочности икринок съесть кладку не может практически никто из морских обитателей. Автору этих строк как-то довелось и самому отведать икры морского ворона. В одном из рейсов рыбаки, впечатленные ее количеством, размерами и зернистостью, посолили икру этого бычка, и мы провели дегустацию. Могу заверить, что, несмотря на довольно неплохой вкус, икру морского ворона вряд ли можно назвать деликатесом, поскольку из-за необычно высокой прочности оболочек икринки крайне трудно раскусить, а потому приходится, как горох, долго перекатывать во рту. Публикуется по книге А. М. Токранова "О «бесчешуйном звере» и других обитателях камчатских вод" (Петропавловск-Камчатский: Изд-во КамчатНИРО, 2004) с разрешения автора. Источник: www.kamchatsky-krai.ru
  14. Дмитрий

    Бесчешуйный зверь - алепизавр

    Ежегодно к нам в институт за консультацией обращаются рыбаки, которым в рейсах у берегов Камчатки встречаются неизвестные для них и порой диковинные на вид рыбы. Не был исключением и этот, 2000 год. Один из рыбаков принес фотографию большеротого и зубастого существа с огромным спинным плавником, которое попалось летом в дрифтерные лососевые сети в Тихом океане вблизи Камчатки. Несмотря на изрядно помятый вид, можно было без труда определить, что на снимке изображен не кто иной, как алепизавр — характерный обитатель открытых океанских вод, однако малоизвестный не только большинству жителей Камчатки, но, как оказалось, даже рыбакам. Впервые эта рыба была описана участником Второй Камчатской экспедиции Георгом Вильгельмом Стеллером, обнаружившим ее в районе одного из Алеутских островов Уналашка в 1741 г. Научное название алепизавр, что в переводе с латинского означает «бесчешуйный зверь», дано ей в свое время известным исследователем ихтиофауны дальневосточных морей Петром Симоном Палласом. Долгое время алепизавр считался крайне редкой глубоководной рыбой, поскольку находили лишь его единичные экземпляры, выброшенные на берег штормами (их появление здесь связывали с болезнями, ранениями или гибелью этого животного), о чем существует целый ряд заметок и сообщений камчатских ученых К.И. Панина, И.А. Полутова, А.С. Николаева и других. Однако по мере развития океанического рыболовства и использования более совершенных орудий лова находки алепизавра участились (в том числе в прикамчатских водах Охотского, Берингова морей и Тихого океана) и выяснилось, что эта рыба — довольно обычный обитатель океанских просторов, хотя непосредственно у берегов появляется редко. Алепизавры (Alepisaurus ferox) — крупные хищники, длина которых достигает более 2 м, а масса тела — 8 кг. Географическое распространение их чрезвычайно широко. В настоящее время ученые считают, что существуют два вида алепизавров — обыкновенный и короткорылый. Первый встречается повсеместно в теплых и умеренных водах океанов (в Тихом океане — от Австралии и Новой Зеландии до побережья Камчатки, Алеутских островов и залива Аляска, причем как у самой поверхности, так и на глубинах до 200 м и более), второй же известен из северо-западной Атлантики, где обитает в зоне действия Гольфстрима. Наиболее характерными внешними признаками алепизавров является слабое, вялое, полностью лишенное чешуи (откуда, очевидно, и происходит название «бесчешуйный зверь») длинное тело и очень высокий, тянущийся вдоль всей спины, похожий на парус плавник, отдельные лучи которого часто удлинены. Голова и передняя половина туловища этих рыб обычно сжаты с боков, а хвостовая часть — наоборот, почти цилиндрическая с хорошо заметными жировыми килями по бокам тела. Огромный рот простирается далеко за глаза. Кроме мелких зубов на челюстях имеются мощные кинжаловидные клыки на небных костях. Общий тон окраски алепизавров — серо-сине-черный. Голова, тело и некоторые плавники этих рыб имеют очень красивый металлический отблеск. Спина только что выловленных особей почти черная, бока — зеленовато-синие, а брюхо — серебристо-серое, что служит хорошей маскировкой в толще воды. Большой спинной плавник имеет черно-синий оттенок. Алепизавры — прожорливые хищники, потребляющие различных рыб (минтая, сайру, одноперого терпуга), кальмаров, осьминогов и ракообразных. Обнаруженные в желудках крупных алепизавров остатки их более мелких собратьев, свидетельствует о том, что этим хищникам свойственен каннибализм, то есть поедание себе подобных. Как и у многих других пелагических рыб, у алепизавров хорошо выражены вертикальные миграции (ночью — к поверхности океана, в дневное время — на глубину), связанные, по мнению ученых, с перемещениями кормовых организмов. Сами же алепизавры служат пищей тунцам и некоторым пелагическим акулам. О размножении алепизавров до настоящего времени известно немногое. Специалисты-ихтиологи предполагают, что все они — гермафродиты, то есть в теле каждой рыбы развиваются и женские, и мужские половые продукты. Алепизавры постоянно попадаются в качестве прилова при ярусном промысле тунцов. Хотя обычно их редко употребляют в пищу, мясо этих рыб, по мнению тех, кому довелось его попробовать, несмотря на некоторую дряблость, отличается превосходным вкусом. По свидетельству вулканологов, подстреливших из ружья летом 1963 г. одного из алепизавров в прибрежной полосе курильского острова Шиашкотан, вкус этой рыбы был очень приятен и несколько напоминал вкус свежесваренного краба. А.М. Токранов Материал с сайта: http://www.npacific.ru/
  15. Дмитрий

    Угольная рыба - Anoplopoma fimbria

    Угольная рыба, или аноплопома (лат. Anoplopoma fimbria) — вид глубоководных промысловых рыб из семейства аноплопомовых, единственный представительрода Anoplopoma. Тело торпедовидной формы с тонким хвостовым стеблем. Голова удлинённая без шипов и гребней, с конечным ртом и острыми зубами, по бокам рыла имеются две ноздри. Два спинных плавника разделены широким промежутком. В первом спинном плавнике 17—30 жёстких неветвистых лучей, а во втором — один жёсткий и 16—20 мягких ветвистых лучей. Анальный плавник с 3 слабыми колючими лучами и 15—19 мягкими лучами расположен на уровне второго спинного плавника. В брюшных плавниках одна колючка и 5 мягких лучей. Мелкая ктеноидная чешуя покрывает всё тело и голову, в боковой линии 190—195 чешуек. Верхняя сторона тела чёрная с синеватым отливом, бока несколько светлее, а брюхо серое. Максимальная длина тела 120 см, масса — 14 кг, максимальная продолжительность жизни — 65 лет. Обитает в северной части Тихого океана от Берингова пролива вдоль побережья Камчатки и тихоокеанской стороны Курильских островов до острова Хонсю. Вдоль западного побережья Северной Америки распространена от Аляски до острова Седрос в Нижней Калифорнии. Глубоководный вид, встречающийся на глубине от 300 до 2700 м. Личинки и мальки ведут пелагический образ жизни в приповерхностных слоях.
  16. Дмитрий

    Эрилепис или морской монах

    Таинственный «морской монах» В самом начале 50-х годов XX века, когда в дальневосточных морях еще вовсю процветал промысел китов, члены китобойной экспедиции на судне «Блювал» обнаружили в 85 милях восточнее острова Итуруп в полузатопленном баркасе несколько неизвестных никому из них мелких рыбок длиной 15–18 см, часть из которых выловили, сохранили, а затем передали в Зоологический институт Академии наук. Двумя годами позже в августе 1953 г. на другом китобойном судне в Тихом океане на расстоянии около 260 миль юго-восточнее м. Лопатка научным сотрудником М. М. Слепцовым на удочку у поверхности была выловлена еще одна необычная рыба размером около 55 см. К счастью, и этот экземпляр не пропал, а был доставлен в тот же Зоологический институт. Исследовав обе эти находки, известный ихтиолог А.П. Андрияшев пришел к выводу, что в российских водах впервые обнаружена редкая рыба эрилепис или морской монах (за высокую жирность мяса в Японии его еще называют «жирным монахом»), ближайший родственник хорошо известной дальневосточным рыбакам угольной рыбы, являющейся ценным объектом промысла у тихоокеанского побережья Канады и США. Морской монах (Erilepis zonifer) — крупная рыба длиной до 180 см с массой тела до 90 кг, встречающаяся в северной части Тихого океана от Калифорнии до юго-восточной Японии, однако повсеместно редка (вероятно, за уединенный образ жизни она и получила вторую часть своего названия). О редкости поимок морского монаха, возможно, говорит и тот интересный факт, что в средневековой Японии использование его в пищу под страхом смертной казни запрещалось всем, кроме членов императорской семьи. После двух случаев поимки неполовозрелых особей морского монаха у поверхности воды в открытом океане в начале 50-х годов, его достоверных находок у берегов России не было в течение более чем сорока лет, хотя рыбаки и наблюдатели на поисковых судах рассказывали, что встречали похожую на него рыбу в траловых уловах у Восточной Камчатки, Командор и в западной части Берингова моря. В 90-е годы в рамках программы исследования малоизученных и малоиспользуемых рыб материкового склона дальневосточных морей в тихоокеанских водах северных Курильских островов и юго-восточной Камчатки на траулерах, специальное оборудование которых позволяло проводить донные траления на участках материкового склона со сложным рельефом, Всероссийским, Камчатским и Сахалинским научно-исследовательскими институтами рыбного хозяйства и океанографии совместно было выполнено около 8 тысяч тралений на глубинах 100–850 м, во время которых зарегистрировано 7 случаев поимки морского монаха у берегов России. Автору этих строк посчастливилось оказаться на судне, которое в ноябре 1995 г. в тихоокеанских водах Северных Курил выловило первый достоверно известный в российских водах взрослый экземпляр морского монаха размером 120 см и 33 кг с глубины около 350 м. В эти же годы морской монах был дважды отмечен научным сотрудником КамчатНИРО А.Б. Декштейном в уловах одного из судов, проводивших контрольные обловы дрифтерными сетями лососей в прилегающих к Северным Курилам водах Тихого океана. Полученные в процессе проведения упомянутых рейсов данные о местах поимки в 1995–1999 гг. в прикамчатских водах даже 9 достоверно известных экземпляров морского монаха полностью подтверждают отмеченную ранее японскими исследователями закономерность, что молодь и неполовозрелые особи этой рыбы обитают преимущественно у поверхности океана (достаточно вспомнить экземпляр, выловленный в 1953 г. на расстоянии около 260 миль юго-восточнее м. Лопатка), но по мере роста и созревания при достижении длины около 55–60 см в возрасте 5–6 лет они опускаются в глубины океана, и крупные половозрелые особи держатся в диапазоне глубин 200–400 м в придонных слоях верхней части материкового склона, как правило, на участках со сложным рельефом дна и скалистыми грунтами. Одна из возможных причин участившихся случаев нахождения морского монаха в тихоокеанских водах Северных Курил в 90-е годы — потепление, вызванное действием знаменитого теплого поверхностного течения Эль-Ниньо и обусловившее, по мнению некоторых специалистов, проникновение целого ряда теплолюбивых рыб в северо-западную часть Тихого океана. Однако, принимая во внимание крайне низкую численность и повсеместную редкость морского монаха, не исключено, что тихоокеанские воды Северных Курил и Камчатки — его постоянный район обитания, и все упомянутые находки связаны с резко возросшим в последние годы количеством донных тралений и сетепостановок в районах, где их ранее выполняли сравнительно редко. А.М.Токранов Материал с сайта:http://www.npacific.ru/
  17. Таинственная хата-хата В начале 90-х годов, когда мне впервые довелось работать на японском судне, однажды на обед повар приготовил суп из небольших серебристых рыбок, в которых, хотя они были разрезаны на кусочки, угадывалось что-то знакомое. На мой вопрос, что это за рыба, судовой повар дал короткий ответ — «хата-хата». Не зная японского языка, я так и не смог понять что мы ели, и лишь, вернувшись домой и посмотрев в словаре, к своему удивлению, обнаружил, что таинственная «хата-хата» оказалась рыбой, называемой японским волосозубом, ближайший родственник которого — обыкновенный или северный волосозуб (его японское название «эдзо хата-хата»), довольно обычен, а порой и многочислен у берегов Камчатки. В 70-80-х годах его вместе с другими мелкими рыбками (мойвой, песчанкой) под названием «рыбная мелочь» нередко продавали в магазинах Петропавловска-Камчатского. Хотя покупали эту самую «мелочь» чаще всего, чтобы кормить кошек, поскольку, в отличие от Японии, как гастрономический объект на Камчатке волосозуб никогда не пользовался особой популярностью. Волосозубы — небольшие рыбы с сильно сжатым с боков, полностью лишенным чешуи серебристым телом с темно-коричневыми пятнышками на спине. Характерная черта их внешнего строения — большой, косо направленный вверх рот с выдающийся нижней челюстью, бахромчатыми губами и полосками тонких острых зубов на челюстях (откуда, очевидно, и происходит русское название). У этих рыб короткая, уплощенная сверху голова и высоко посаженные глаза; грудные плавники с широким основанием. В настоящее время известно два вида волосозубов — японский и обыкновенный. Оба они живут исключительно в северной части Тихого океана. Первый населяет прибрежные воды Кореи, Японии, Приморья, Сахалина и Курильских островов; второй встречается от берегов северной Калифорнии до залива Аляска, обитает в Беринговом море, у восточного, западного побережий Камчатки, Алеутских, Командорских и северных Курильских островов. Обыкновенный волосозуб достигает размеров 30–32 см (в уловах чаще всего встречаются особи длиной 16–22 см) и массы тела 150–180 г; японский — несколько мельче (до 24–26 см). Оба волосозуба постоянно держатся на глубинах менее 100–150 м (в летние месяцы — до 30–50 м) на участках с песчаными и песчано-илистыми грунтами. (фото пользователя Лоботряс) Подстерегая добычу, они обычно зарываются в песок так, что наружу торчат только рот и глаза, но нередко образуют довольно плотные скопления в толще воды и у поверхности, где попадаются в дрифтерные сети. Питаются волосозубы креветками и другими мелкими рачками, а также молодью рыб. В желудках обыкновенного волосозуба в заливах Восточной Камчатки, например, автору доводилось встречать до 50–70 мальков различных бычков, терпугов, песчанки и мойвы. Нерестятся волосозубы в осенне-зимний период в зоне прибрежного мелководья. Самки японского волосозуба, размножение которого изучено сравнительно хорошо, в ноябре-декабре подходят к самому берегу и откладывают на водоросли на глубинах около 1 м до 700–800 крупных желтых икринок в виде шаровидного образования. В это время японского волосозуба обычно и ловят неводами. В Японии он имеет определенное промысловое значение и чаще всего используется именно для приготовления рыбного супа. Конечно, обыкновенного волосозуба нельзя отнести к категории «деликатесных» рыб. Однако, поскольку в отдельных районах прикамчатских вод (например, на западнокамчатском шельфе и в Кроноцком заливе) он довольно многочислен и даже образует скопления с уловами в 1–3 тонны за траление, по оценке специалистов, этот вид и у нас вполне может служить объектом прибрежного рыболовства. А.М.Токранов Материал с сайта:http://www.npacific.ru/
  18. Дмитрий

    Бровастые терпуги

    Каждый год, как только наступают погожие летние дни, на берегу Авачинской бухты прямо в самом центре Петропавловска-Камчатского у Никольской сопки и на Озерновской косе появляются рыболовы-любители, терпеливо забрасывающие в воду свои снасти в ожидании улова. Их добычей, наряду с бычками и камбалами, чаще всего становятся небольшие рыбки, известные среди рыбаков как морские ленки или окуни. Однако, если их показать ихтиологам, то те скажут, что это вовсе не окуни, а терпуги — пятнистый и бурый, ближайший собрат которых – более крупный зайцеголовый или красный терпуг, хорошо знаком всем, кому хотя бы раз доводилось принимать участие в морской рыбалке за «воротами» Авачинской бухты. Пятнистый и бурый терпуги широко распространены в северной части Тихого океана от берегов Японии до Британской Колумбии, встречаясь во всех дальневосточных морях, в том числе в прибрежных водах Камчатки. Наиболее многочисленны они у берегов Приморья и юго-западного Сахалина, у Курильских, Командорских и Алеутских островов. Этих терпугов называют бровастыми, так как у них над глазами имеется пара небольших, бахромчатых, кожистых мочек. Несмотря на кажущее, на первый взгляд, внешнее сходство, если посмотреть внимательно, каждый из них обладает некоторыми характерными особенностями строения. Например, тело пятнистого терпуга — относительно стройное, а бурого — наоборот, сравнительно массивное, сжатое с боков. Хвостовой плавник первого из них слегка выемчатый, а второго – закругленный. Окраска пятнистого терпуга обычно коричнево-оливковая или желтоватая, с неясными темными полосами. Он недаром носит свое название, так как по всему телу этой рыбы разбросаны многочисленные небольшие светлые пятна, а в начале спинного плавника есть характерное темное пятно. В окраске бурого терпуга преобладают зеленовато-бурые или коричневые тона, у него светлые нижняя часть головы и брюха, красноватые глаза и круглое черное пятно над основанием грудного плавника. У молодых особей обычно мелкие серебристые пятнышки на боках. Обитают пятнистый и бурый терпуги от самой береговой линии до нижней границы шельфа, т.е. изобаты 200 м. Летом оба они обычно держатся в зоне прибрежного мелководья на глубинах менее 20-30 м, где ведут придонный образ жизни, не образуя стай. Так как эти терпуги предпочитают скалистые и каменистые грунта, то встречаются преимущественно у мысов и рифов в зарослях морских трав и водорослей. Причем пятнистый терпуг переносит небольшое опреснение, потому порой заходит даже в лиманы рек. Во время отлива его мелкие особи нередко остаются в прибрежных лужах. Осенью, по мере охлаждения шельфовых вод, эти терпуги отходят зимовать на глубины свыше 100 м. Но с наступлением весны, вновь подходят к берегам. Оба они — сравнительно небольшие прибрежные рыбы, максимальная длина которых достигает 45 см, а масса тела 900 г. Но в уловах чаще всего встречаются их особи размером 20-30 см. Продолжительность жизни этих терпугов в различных районах обитания составляет 12-14 лет. Созревают они на втором-четвертом году жизни при длине 12-19 см. В летние месяцы пятнистый и бурый терпуги активно откармливаются в прибрежье, готовясь к предстоящему нересту. Так как питаются они различными донными и придонными беспозвоночными и рыбами, а также отложенной ими икрой, то довольно хорошо ловятся практически на любую наживку. Размножаются оба этих терпуга в период с июля по октябрь. Их самки на глубине 2-10 м выметывают несколько порций донной клейкой икры (интересно, что у пятнистого терпуга она красного, а у бурого – фиолетового цвета), которая тут же прилипает к камням и водорослям. После завершения икрометания самки покидают нерестилища, тогда как самцы остаются охранять кладки, отгоняя от них всех морских обитателей, желающих полакомиться развивающейся икрой терпугов. Выклюнувшиеся личинки, мальки и молодь первое время обитают в толще воды и могут встречаться на значительном удалении от берегов. Но через 6-7 месяцев, достигнув определенных размеров, они переходят к донному образу жизни. Несмотря на значительную численность в прибрежных водах, промыслового значения пятнистый и бурый терпуги нигде в дальневосточных морях не имеют, хотя постоянно в качестве прилова попадаются в снюрреводы, ставные и закидные невода. Однако у берегов Приморья, на Сахалине, Курильских островах и у юго-восточной Камчатки оба они являются излюбленными объектами морского удебного любительского рыболовства. По вкусу эти рыбы напоминают морских окуней, а потому в прибрежных водах Сахалина издавна ловятся и используются в пищу в свежем и соленом виде. Правда, мясо бурого терпуга зеленого цвета, но при термической обработке пигмент разрушается и необычная окраска исчезает. Обладающие сравнительно небольшими размерами и обитающие в труднодоступных для промысла местах – на каменистых участках мелководья, пятнистый и бурый терпуги, тем не менее, в последние годы во многих районах Дальнего Востока рассматриваются как потенциальные объекты прибрежного рыболовства. По оценке специалистов КамчатНИРО, только в прикамчатских водах Охотского моря биомасса пятнистого терпуга в настоящее время составляет не менее 5 тыс. тонн. И хотя запасы этих прибрежных рыб сегодня промыслом используются крайне слабо, каждое лето пятнистый и бурый терпуги радуют рыболовов в Авачинской бухте своими бойкими поклевками. А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  19. Дмитрий

    Ликоды

    Нередко на рынках Петропавловска-Камчатского, наряду с такими привычными рыбами, как треска, навага или камбалы, появляются морские обитатели, малоизвестные большинству жителей Камчатки. К их числу, несомненно, можно отнести сиротливо лежащую в последнее время на прилавках центрального рынка обезглавленную рыбу со змеевидной формой тела, именуемую «бельдюгой». Но, взглянув на нее, любой, знающий морских рыб специалист-ихтиолог легко определит, что, так называемая «бельдюга», является ни кем иным как одним из ликодов, обитающих в прибрежных водах Камчатки на значительных глубинах. Как и бельдюга, ликоды относятся к обширному и очень разнообразному по составу семейству бельдюговых рыб, представители которого широко распространены в северной части Тихого океана. В настоящее время в прикамчатских водах известно около 50 видов ликодов. И хотя встречаются они в интервале от 5-10 до 2000 м, основная область обитания многих из них — глубины 100-600 м. Именно в данном батиметрическом диапазоне эти рыбы достигают наибольшего разнообразия и численности. Преобладающее большинство ликодов – типично донные, малоподвижные представители ихтиофауны, предпочитающие илистые грунты (нередко в них зарывающиеся) и низкие, порой даже отрицательные температуры. Все ликоды характеризуются довольно большим ртом и удлиненным, слизистым телом, покрытым мелкой чешуей (у ряда видов оно голое). Спинной и анальный плавники у них длинные и полностью сливаются с небольшим хвостовым плавником, образуя единую плавниковую кайму. Грудные плавники обычно большие, брюшные же, наоборот, малы (или вообще отсутствуют) и расположены на горле. У многих видов вздутые щеки и толстые губы. Окраска этих рыб довольно своеобразна: у целого ряда ликодов на сером, коричневом или темном фоне тела расположены яркие глазчатые пятна или светлые (поперечные и продольные) полосы . Как свидетельствуют результаты рыбохозяйственных исследований, среди нескольких десятков обитающих у берегов Камчатки ликодов, в тихоокеанских водах полуострова и северных Курильских островов наиболее многочисленны бурополосый и белолинейный, а в восточной части Охотского моря – ликод Солдатова (судя по темной, однотонной окраске, на центральном рынке сегодня продается именно он). Перечисленные ликоды — сравнительно крупные рыбы, размеры которых достигают 80 см и 4 кг, а продолжительность жизни — 14-15 лет. Однако чаще всего встречаются особи длиной 45-65 см с массой тела до 1,5 кг. Максимальные уловы этих ликодов (до 0,5-1 тонны за часовое траление) в течение всего года отмечаются в интервале 200-600 м, причем крупные особи обитают на меньших глубинах, чем молодь. Основной пищей бурополосого и белолинейного ликодов в тихоокеанских водах Камчатки и северных Курильских островов являются различные, мелкие донные организмы (главным образом, рачки-бокоплавы и черви). В отличие от них, ликод Солдатова в восточной части Охотского моря питается преимущественно командорским кальмаром и рыбами (в первую очередь, минтаем). У всех трех видов — крупная (до 3-4 мм), донная икра. Сегодня ликоды рассматриваются как потенциальные промысловые объекты. Согласно технологическим исследованиям, они относятся к так называемым «столовым» видам рыб с белым, плотным мясом, а их вылов у берегов Камчатки, по оценке специалистов рыбохозяйственных институтов, в настоящее время может достигать нескольких тысяч тонн. Принимая во внимание особенности образа жизни ликодов (типично донные рыбы, нередко зарывающиеся в илистый грунт), наиболее эффективным орудием их лова сегодня следует считать донный трал. Правда, не стоит забывать, что ликоды не образуют «чистых» скоплений, а обычно вылавливаются в качестве прилова совместно с другими промысловыми видами рыб (минтаем, треской, палтусами, окунями). Работая в море, автору данных строк вместе с другими членами экипажа не раз приходилось участвовать в дегустации различных ликодов, приготовленных судовыми поварами. Могу заверить, что рыбы эти вполне съедобны, хотя по вкусу, на мой взгляд, уступают треске или камбалам. В заключение, ради справедливости, стоит отметить, что бельдюга тоже водится у берегов Камчатки. И хотя мясо этой небольшой рыбки со змеевидной формой тела размером до 30 см и толщиной в палец отличается достаточно хорошим вкусом и значительной жирностью, численность ее очень невелика, а потому она, увы, не может быть объектом промысла. А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  20. Дмитрий

    Эсколар или масляная рыба

    Хотя ассортимент рыбопродукции на прилавках рынков и магазинов Петропавловска-Камчатского не идет ни в какое сравнение с разнообразием морских обитателей, представленных на рыбных рынках Японии или Кореи, сегодня и здесь можно встретить немало рыб и других морепродуктов – от гольцов, сельди, трески, минтая и камбал, до чавычи, палтусов, морских окунейи камчатского краба, — которых, вряд ли, найдешь во многих российских городах. Помимо традиционных объектов промысла, на прилавках периодически появляются волосатые крабы, осьминоги, сазан, щука или угольная рыба; изредка — такие диковины как осетр или групер. А вот в декабре прошлого года на центральном рынке Петропавловска многие горожане могли увидеть (а кое-кто, несмотря на впечатляющую цену — «1 кг – 800 рублей», возможно, даже и попробовать) копченую продукцию из вовсе диковинной для Камчатки масляной рыбы или эсколара. Само название «масляная рыба», нередко, порождает определенную путаницу, поскольку сегодня так именуют целый ряд различных представителей океанической ихтиофауны, для которых характерно жирное мясо. Эсколар же (помимо масляной рыбы, его еще называют серая деликатесная макрель, рыба-масло или белый тунец) относится к семейству гемпиловых или змеевидных макрелей и обитает по всему миру (за исключением северной части Индийского океана) в тропических и умеренных водах. Это довольно немногочисленная и сравнительно крупная рыба (отдельные ее экземпляры достигают более 2 м в длину и весят свыше 45 кг, хотя в уловах чаще всего отмечаются особи от 27 до 36 кг), обладающая массивным, несколько сжатым с боков, хорошо обтекаемым телом. По внешнему виду она чем-то напоминает тунца. С каждой стороны на хвостовом стебле у эсколара имеются небольшие кили, а также по ряду мелких дополнительных килей сверху и снизу. Темно-коричневая окраска молодых особей с возрастом становится почти черной. Основной областью обитания эсколара являются открытые океанические пространства, где он держится в диапазоне глубин 200-885 м. Как и многие другие обитатели этой зоны, ежедневно эсколар совершает суточные вертикальные миграции, поднимаясь в ночные часы на нагул в поверхностные слои океана и опускаясь с наступлением рассвета в глубину. Он — типичный хищник, питающийся различными рыбами, кальмарами и ракообразными. Поскольку численность эсколара повсеместно невелика, специализированный промышленный лов его не ведется. Чаще всего он попадается в качестве прилова при сетном и ярусном промысле тунцов в водах около Австралии и Новой Зеландии, откуда, в первую очередь, рыба и поступает на рынки многих стран. Мясо эсколара белое, плотной консистенции, содержит 10-12% жира, по вкусу чем-то напоминает палтуса или осетра, а потому имеет высокую рыночную стоимость. При разделке рыба обычно филетируется и режется на толстые куски. При промышленной переработке мясо эсколара используется для изготовления балычных изделий. И хотя для этой рыбы подходят любые способы приготовления (ее можно жарить на сковороде, варить или тушить), наилучшим считается поджаривание на гриле, т.е. на открытом огне. При таком способе приготовления из мякоти удаляется излишнее количество жира, которого в эсколаре очень много. В заключение остается лишь добавить, что, как и некоторые другие виды океанических рыб, эсколар накапливает в своем мясе вместо жирных кислот их эфиры. Пищеварительная система человека не содержит ферментов, которые могут расщеплять эти вещества, поэтому они беспрепятственно попадают в кишечник. А значит, если съесть довольно много мяса эсколара или приготовить его таким способом, что значительная часть жира остается в кусках, то это может вызвать специфическую диарею. Правда, на отрицательные последствия для пищеварения копченого эсколара до настоящего времени еще никто не жаловался — все известные случаи диареи были связаны с употреблением блюд, приготовленных из свежезамороженной рыбы. Поэтому действительно очень вкусную (недаром, на стоявшем рядом с кусками копченого эсколара ценнике на центральном рынке Петропавловска значилось «деликатес обалденный.») и недешевую «масляную рыбу» лучше всего пробовать в ресторане – по мнению гурманов, маленькие порции дают возможность насладиться вкусом жирных, но совершенно некалорийных блюд из этого морского деликатеса без каких-либо отрицательных последствий для вашего пищеварения. А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  21. Дмитрий

    Зайцеголовый терпуг

    И как только не называют эту рыбу! Продавцы на рынках нашего города — окунем-терпугом или просто окунем; рыбаки и рыболовы-любители — морским ленком, красным окунем или красным терпугом; специалисты-ихтиологи — курильским, змееголовым, а чаще всего — зайцеголовым терпугом, поскольку именно так переводится его латинское видовое название. Этот терпуг хорошо известен всякому, кто хоть раз выходил рыбачить за ворота Авачинской бухты, поскольку, наряду с северным одноперым терпугом, он чаще всего ловится на удочку в прибрежной зоне. Зайцеголовый терпуг широко распространен в северной части Тихого океана, встречаясь по азиатскому побережью от Желтого до Берингова моря, а по американскому — на юг до Калифорнии. Но наиболее многочислен он в водах Курильских островов и Юго-Восточной Камчатки. Это довольно крупная рыба, длина которой достигает свыше 60 см, а масса тела — более 2,5 кг. Как и у многих других терпугов, молодь зайцеголового терпуга сначала обитает в толще воды и лишь по достижении определенных размеров переходит к донному образу жизни. Для этого вида характерны ярко выраженные сезонные миграции, в связи с чем в конце мая — начале июня, когда прибрежные воды достаточно прогреваются, он подходит на нерест в зону прибрежного мелководья на глубины менее 20–30 м, где держится, в основном, в рифовой зоне на участках с каменистыми грунтами, как правило, в пределах пояса подводной растительности, которая служит субстратом для выметанной икры. Нерестовый период у зайцеголового терпуга весьма растянут, что обусловлено порционностью икрометания. Ученые считают, что процесс нереста происходит следующим образом. Сначала на нерестилищах концентрируются самцы, занимающие наиболее подходящие участки. Затем на занятые и охраняемые ими участки подходят самки, которые порциями выметывают здесь икру и по завершении икрометания покидают нерестилища, тогда как характеризующиеся хорошо выраженным территориальным поведением самцы остаются охранять кладки до выклева личинок, причем занимаются этим чаще всего наиболее крупные и ярко окрашенные из них. После окончания эмбрионального развития икры, в течение которого самцы не покидают нерестилищ, отгоняя от кладок всех любителей полакомится икоркой (в том числе своих собратьев), в начале — середине октября происходит откочевка зайцеголового терпуга от берегов на зимовку на глубины свыше 200–300 м. Каждый, кому доводилось ловить на удочку зайцеголового терпуга, наверняка обратил внимание, что на крючок попадаются то темно-красные, а то буровато-зеленые рыбины. Дело в том, что для всех терпугов характерно различие в окраске зрелых самцов и самок (так называемый половой дихроматизм), который особенно резко проявляется именно у зайцеголового терпуга. Половые различия в окраске отмечаются даже у молодых особей, а в наибольшей мере — у половозрелых рыб в нерестовый период. У самцов этого терпуга преобладающая окраска темно-вишнево-красная; самки же буровато-зеленые с более светлой желтоватой окраской нижней части головы. Зайцеголовый терпуг — всеядная рыба, интенсивно питающаяся даже в период нереста (очевидно, поэтому он так хорошо "клюет" практически на любую наживку). Обычно этот терпуг потребляет различных ракообразных (крабов, креветок и др.), моллюсков и мелких рыбешек; не брезгует отходами рыбообработки и икрой других рыб (в том числе зазевавшихся соседей), которая играет существенную роль в его рационе. Будучи сравнительно немногочисленным видом, обитающим в течение всего года преимущественно на участках с сильно расчлененным рельефом дна и каменистыми грунтами, зайцеголовый терпуг вылавливается в незначительных количествах обычно как прилов при промысле других донных рыб. Но каждый год, лишь только прогреваются прибрежные воды, он вновь начинает радовать своими мощными "поклевками" камчатских рыболовов. А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  22. Дмитрий

    Пескоройки

    Ежегодно, бывая в летние месяцы на рыбалке или проводя свободное время на берегах камчатских рек, жители полуострова нередко сталкиваются с довольно необычными созданиями, внешне чем-то напоминающими червей. Тем более, что находят их, как правило, зарывшимися в иле и песке на небольшой глубине в речных заводях и протоках с медленным течением и заиленным грунтом. Но, на самом деле, сходство этих созданий с червями чисто внешнее, поскольку в действительности они являются личинками (называемыми пескоройками) таких своеобразных представителей животного мира Камчатки как миноги. Миноги относятся к рыбообразным или круглоротым – специфическому классу водных животных, предки которых появились в водоемах нашей планеты гораздо раньше рыб. Рыбообразными они называются за то, что рыбы являются их наиболее близкими родственниками, а круглоротыми – за то, что у них нет челюстей, а рот имеет вид присоски или воронки. В отличие от рыб, у миноги – семь жаберных отверстий с каждой стороны тела, откуда и происходит ее народное название – семидырка. Наряду с двумя обычными глазами у миног есть замечательный орган – третий глаз, теменной, расположенный вблизи носового отверстия. Этот древнейший орган унаследован миногами от предков. В нем нет хрусталика, поэтому посредством его миноги воспринимают только световые ощущения. Одни виды миног постоянно живут в пресной воде, другие ведут проходной образ жизни, т.е. обитают в море, а для размножения, как и лососи, заходят в реки. Взрослые особи этих существ либо ведут паразитический образ жизни, питаясь кровью и мышцами различных рыб, либо вообще не потребляют никакой пищи. Во многих районах своего обитания миноги – ценный объект промысла, который добывают специальными ловушками в период нерестового хода. Отсутствие костей, желчи и остатков пищи в кишечнике (с момента захода в пресные воды проходные миноги перестают питаться) позволяет употреблять их целиком, практически без отходов. В ряде стран жареные миноги в горчичном соусе считаются большим деликатесом и очень ценятся гурманами. Нерестятся миноги на Камчатке в конце лета – начале осени. Их самки выметывают по несколько тысяч донных, прилипающих, грушевидной формы икринок. Спустя две-три недели после оплодотворения из них выклевываются крохотные личинки размером 3-4 мм, очень похожие на маленьких светло-желтых червячков. Они скатываются в углубление между камнями и галькой, откуда их не может вымыть течение реки, и лежат неподвижно 3-4 дня, питаясь остатками желтка, запасы которого сосредоточены у них в печени. Еще примерно через 20 дней, достигнув длины около 6 мм, личинки начинают покидать гнездо и дрейфовать вниз по реке в поисках места со слабым течением и илистым дном. Найдя подходящее местечко, они зарываются в грунт (за что их и называют пескоройками), цементируя свою норку слизью. Затем, высунув из убежища голову, начинают активно питаться, втягиваемыми из окружающей среды через ротовое отверстие с током воды одноклеточными диатомовыми водорослями и различными органическими остатками. К этому времени личинки приобретают окраску (от желто-белой до темно-серой), маскирующую их под цвет ила. Так как по строению пескоройки сильно отличаются от взрослых миног, до середины XIX века ученые даже выделяли их в самостоятельный род круглоротых. Дело в том, что у некоторых видов этих рыбообразных пескоройки имеют ту же длину (до 15-18 см), что и взрослые особи. У них угревидное тело толщиной с карандаш, слабо выраженные непарные плавники, беззубый рот в виде треугольной щели, глаза недоразвиты, совсем крохотны и едва заметны под кожей. Сверху ротовое отверстие пескороек прикрыто хорошо развитой верхней губой, с помощью которой они зарываются в ил. А на нижней поверхности губы и вокруг ротового отверстия размещается множество разветвленных ворсинок. За счет их движения и мерцания ресничек, располагающихся в передней части глотки, во рту пескоройки возникает тяж слизи, двигающийся внутрь кишечного тракта. Захваченные с током воды пищевые частицы прилипают к этому слизистому тяжу и попадают в кишечник пескоройки, а профильтрованная вода выходит наружу через жаберные мешки. Личиночная стадия у различных видов миног продолжается от 2 до 6 лет. Большую часть этого времени пескоройки проводят, зарывшись в грунт. Они предпочитают держаться в реках, ручьях и протоках со слабым течением и большим содержанием ила. По завершению личиночной стадии пескоройки претерпевают метаморфоз, в процессе которого превращаются во взрослых особей. Метаморфоз занимает примерно 6 месяцев, после чего проходные виды миног покидают реки и уходят в море. Во время метаморфоза у пескоройки происходят существенные изменения как внешнего, так и внутреннего строения: увеличиваются размеры плавников, на языке и ротовой воронке возникают острые роговые зубы, в глотке появляется вырост, отделяющий вход в пищевод от входа в жаберную полость, утрачивается связь печени с пищеварительном трактом (отныне печень миноги функционирует только как железа внутренней секреции). Развиваются достаточно хорошо функционирующие у взрослых миног глаза, в том числе, помимо двух обычных, третий, располагающийся впереди, вблизи единственного носового отверстия. Установлено, что во время протекания метаморфоза пескоройки совершенно не питаются. В начале пищевода у них образуется клеточная пробка, которая у непаразитических миног, не потребляющих пищу во взрослом состоянии, сохраняется до конца жизни, а у паразитических рассасывается после завершения метаморфоза. При этом происходит сложная перестройка многих органов — все личиночные структуры дегенерируют, а некоторые органы взрослых особей формируются заново. В заключение следует отметить, что, в местах, где численность пескороек сравнительно велика, они являются существенным компонентом в рационе различных рыбоядных животных. Нередко этих внешне чем-то напоминающих червей созданий обнаруживают в обеспечивающих население питьевой водой водозаборных сооружениях, куда они случайно попадают. Известны случаи, когда в таких ситуациях органы санитарного контроля, ошибочно принимая пескороек за настоящих червей, штрафовали владельцев этих водозаборов. Рыболовами-любителями же пескоройки традиционно используются в качестве наживки при ловле таких хищных рыб как налим, щука, судак и другие. А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  23. Дмитрий

    Мойва

    Каждый год в конце мая — начале июня, когда в воздухе прибрежных поселков и краевого центра появляется легкий запах свежих огурцов, старожилам Камчатки сразу становится ясно, что к берегам полуострова на нерест вновь подошла мойва. Дело в том, что свежевыловленные особи этой рыбы, как и других представителей семейства корюшковых (мойва входит в его состав), издают специфический запах свежих огурцов, биологическая роль которого до настоящего времени не совсем ясна. Эта мелкая рыбка, длина которой не превышает 21 см (правда, у берегов Камчатки ни разу не зарегистрировано особей размером более 19 см.), а масса тела – около 70 г, широко распространена в северной части Тихого океана по азиатскому побережью от Берингова пролива до северо-восточной Кореи, а по американскому – вдоль берегов Аляски до о-ва Ванкувер. Известна она повсеместно и в прикамчатских водах. Жизненный цикл мойвы приурочен к шельфовым водам. Зиму эта стайная рыба проводит в придонных слоях на глубинах 100-400 м. Но с наступлением весны начинает смещаться к берегам, где концентрируется на изобатах менее 70-80 м. Отсюда в период размножения мойва мигрирует на нерест в приливно-отливную зону. Сроки ее нерестовых миграций в различных географических районах существенно колеблются. У берегов Камчатки, например, мойва нерестится обычно с конца мая до конца июня. Причем районы и величина нерестовых подходов в разные годы могут заметно меняться. Бывает, что в тот или иной участок побережья мойва и не подходит совсем. Коренному населению полуострова мойва под названием «уёк» известна с давних времен. На Камчатке ее традиционно использовали в пищу, а также как корм для собак. Еще Г.В.Стеллер писал, что «…По ительменски, на обоих наречиях они называются «уйки»; их собирают в огромном множестве и сушат под открытым небом на воздухе прямо на песке или соломенных циновках. На реке Камчатка эта рыба обычно служит кормом для собак. Люди берут сушеную рыбу, толкут ее в больших деревянных ступках или ушатах вместе с кожею и костями и изготавливают из полученной таким образом муки всевозможное печенье; в голодовки эта мука приходится весьма кстати» («Описание земли Камчатки», 1999. С.97). Сегодня мойва также очень популярна среди населения Камчатки. Ее жарят, тушат, вялят и даже используют для изготовления консервов типа шпрот. Но, пожалуй, особенно хороша только что поджаренная мойва – маленькая, хрустящая рыбка с золотистой корочкой. Как показали исследования дальневосточных ученых, за неделю до нереста мойва собирается отдельными косяками вблизи от берегов с песчаными и галечными грунтами. Перед миграцией в зону прибоя она ведет себя очень беспокойно. Рыбы постоянно перемещаются, совершая энергичные движения. Затем косяки начинают подходить к самому берегу. И, наконец, наступает срок массового нереста, который в прибрежных водах Камчатки протекает на глубинах 1-4 м. Протяженность отдельных нерестилищ иногда достигает 5 км, а ширина песчаной полосы, на которую откладывается икра мойвы, обычно составляет 10-20 м. Само же икрометание происходит по приливу. Каждый, кому хоть раз довелось наблюдать, как нерестится мойва, наверняка, согласится со мной, что зрелище это просто незабываемое. К берегу подходят многие тысячи ее особей, и вода, буквально, закипает. И вот накатившаяся на берег волна оставляет на берегу группки, будто склеенных рыбок. Когда смотришь на стройное, серебристое тело мойвы, то кажется совершенно непонятным, почему ее видовое название переводится с латинского языка как «покрытая шерстью» или «волосатая». Но, оказывается, в период нереста самцы этого вида приобретают брачный наряд в виде напоминающих густые волоски кожных валиков по бокам тела, которые помогают им удерживать самку. Обычно два самца (хотя иногда встречаются и пары) как бы «подхватывают» самку с боков и вместе с очередной накатывающейся на берег волной оказываются на песчаном пляже, где сразу начинается вымет половых продуктов. Как только сходит вода, самцы хвостами вырывают в песке небольшую ямку, а самка интенсивными движениями тела рассеивает по ней икру. Накатывающаяся волна уносит их назад, но они вновь и вновь устремляются на берег, пока полностью не освободятся от икры и молок. Икринки у мойвы мелкие и клейкие, а потому сразу же прилипают к песчинкам или гальке. Все это происходит в считанные мгновения (по оценке специалистов, процесс икрометания длится не более 4-5 секунд), поэтому повествование о нересте мойвы занимает, пожалуй, больше времени, чем он сам. Отнерестившиеся «тройки» рыб уносятся волной в море, после чего распадаются. После завершения нереста самцы и самки мойвы пытаются уйти в море, но удается это далеко не всем. Набегающие волны выбрасывают на берег ослабевших рыбок, которые, пока остаются силы вновь и вновь пытаются уйти в родную стихию. После нескольких безуспешных попыток, обессиленные рыбы погибают и выбрасываются волнами на берег. Поэтому в период нереста мойвы он нередко бывает просто усеян мертвой рыбой. Но и она не пропадает, а служит кормом различным морским птицам и другим обитателям прибойной зоны. Жители же прибрежных поселков обычно используют выброшенную волнами на берег мойву для корма животных и как удобрение при посадке картофеля: достаточно опустить в лунку две-три рыбки, и не нужно ни навоза, ни суперфосфата. Те же особи мойвы, у которых все-таки хватило сил преодолеть прибой, отходят недалеко от берега и некоторое время держатся сплошной полосой, а затем отдельными косяками уходят на нагул в море. Через две-три недели из выметанной икры выклевываются личинки, которые постепенно покидают зону прибрежного мелководья. Но пройдет три-четыре года, и они вновь вернутся к родным камчатским берегам, чтобы, как и их предки, в пенных волнах прибоя дать жизнь своему потомству. Поэтому, несмотря на холодный ветер, моросящий порой дождь и туман, появление у берегов Камчатки мойвы означает, что наступает пора щедрого камчатского лета. А значит, впереди будут еще лососи, ягоды, грибы и многое-многое другое. А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  24. Дмитрий

    Двухлинейная камбала

    Являясь типично донными рыбами, преобладающее большинство обитающих в прибрежных водах Камчатки промысловых видов камбал, тем не менее, имеют пелагическую икру, которая сразу же после оплодотворения всплывает в поверхностные слои воды, где и происходит ее дальнейшее развитие. Исключением является лишь северная двухлинейная или белобрюхая камбала, нередко называемая рыбаками просто «белобрюшкой» за белую окраску слепой стороны ее тела. Буквально до конца XX века считалось, что эта камбала распространена повсеместно в северной части Тихого океана по азиатскому побережью от прибрежных вод Южных Курильских островов до Берингова моря, а по американскому – на юг до Калифорнии. И лишь в Японском море и у берегов Хоккайдо и Хонсю ее замещает близкий вид – южная двухлинейная камбала. Однако в результате проведенных в последние годы исследований, в 2000 г. американские ихтиологи пришли к выводу, что в восточной и западной частях Тихого океана обитают два совершенно разных вида – собственно двухлинейная и северная двухлинейная камбалы. Именно вторая и населяет прибрежные воды Камчатки. Северная двухлинейная камбала довольно обычна в прикамчатских водах Охотского и Берингова морей, но наиболее многочисленна у тихоокеанского побережья Камчатки и северных Курильских островов, где составляет основу вылова камбал. Встречается она на глубинах до 700 м, но чаще всего держится в диапазоне 30-300 м. Как и многие другие виды камбал, совершает сезонные миграции – осенью на зимовку на глубины 200-300 м, весной на нагул в прибрежную зону (глубины 30-100 м). Для двухлинейной камбалы характерна типично «камбальная» внешность — широкое и округлое, покрытое чешуей тело и небольшой рот. Глаза у преобладающего большинства особей находятся на правой стороне, но в водах северных Курильских островов и юго-восточной Камчатки нередко попадаются левосторонние экземпляры. Окраска глазной (верхней) стороны этой камбалы обычно зеленовато-бурого цвета с мелкими темными пятнышками. Слепая же сторона белая. От всех других камбал двухлинейная хорошо отличается строением своей боковой линии, которая имеет резкий изгиб в виде высокой дуги над грудным плавником и дополнительную спинную ветвь у головы. Отсюда и происходит русское название этой камбалы — двухлинейная камбала. Северная двухлинейная камбала является довольно крупным представителем камбаловых рыб, длина которого достигает 69 см, а масса тела –1,88 кг. Но в промысловых уловах обычно встречаются особи размером 20-40 см с массой тела 0,2-0,8 кг. По оценке специалистов-ихтиологов, продолжительность жизни этой камбалы – до 18 лет. С наступлением весны она мигрирует в зону прибрежного мелководья, где в летние месяцы интенсивно откармливается различными донными беспозвоночными (в основном, бокоплавами, многощетинковыми червями и двустворчатыми моллюсками). Правда, не пренебрегает и такими мелкими стайными рыбами, как мойва и песчанка, которые становятся главными объектами питания крупных особей двухлинейной камбалы во время массовых подходов в прибрежье. С началом зимних холодов двухлинейная камбала отходит от берегов и образует плотные зимовальные скопления у нижней границы шельфа и в самой верхней зоне материкового склона. К концу зимы – началу весны здесь же она и нерестится, выметывая от 100 до 600 тыс. икринок. Однако, в отличие от остальных промысловых камбал, двухлинейная имеет донную клейкую икру с толстой оболочкой, развитие которой происходит не в толще воды, а непосредственно на дне. Очевидно, потому эта камбала, как правило, и держится на галечных грунтах – выметанные икринки сразу же прилипают к гальке и мелким камням. А поскольку нерест двухлинейной камбалы у берегов Камчатки протекает в зимне-весенние месяцы (февраль-апрель), когда прибрежные воды характеризуются максимальным охлаждением, то икрометание происходит на глубинах 150-300 м, где сказывается влияние теплых океанических вод. Так как температура воды в местах нереста обычно составляет 2-4оС, то развитие личинок длится около 20-25 суток. После выклева они, как и личинки всех других камбал, поднимаются в толщу воды и некоторое время ведут пелагический образ жизни. При длине около 20 мм происходит метаморфоз, в процессе которого один глаз (как правило, левый) перемещается на другую сторону головы. Личинки приобретают характерную «камбальную» внешность, оседают на дно и начинают вести типично донный образ жизни. Весь цикл развития икры и личинок до оседания на дно длится около 1,5-2 месяцев. В заключение следует отметить, что с середины 50-х годов прошлого столетия северная двухлинейная камбала является традиционным объектом снюрреводного и тралового промысла у восточного побережья Камчатки и северных Курильских островов. Этот вид составляет здесь около половины от общего улова камбал. Промысел ведется преимущественно в летне-осенний период, но в последние годы особый интерес у рыбохозяйственных организаций вызывает вылов преднерестовой камбалы в зимние месяцы. Причем, как правило, предпочтение отдается половозрелым самкам, которых легко различить в улове по просвечивающемуся сквозь белую кожу слепой стороны тела, набитому зрелой икрой розовому яичнику. Дело в том, что именно «икряные» самки наиболее высоко ценятся в странах Юго-Восточной Азии. А зимой у берегов Камчатки из промысловых камбал нерестится только «белобрюшка». А.М.Токранов, научный сотрудник Камчатского филиала Тихоокеанского института географии ДВО РАН
  25. Северный морской окунь (Sebastes borealis) — морская рыба семейства скорпеновых (Scorpaenidae). Обитает в северной части Тихого океана. Встречается на глубине до 1200 м. Максимальная длина 120 см, а масса 23 кг. Грузное массивное тело покрыто ктеноидной чешуёй. Межглазничное пространство выпуклое. Нижний край орбиты глаза гладкий. На жаберной крышке два шипа. Нижняя челюсть выдаётся вперёд. В боковой линии 28—32 чешуй. Длинный спинной плавник с 13 колючими и 12—14 мягкими лучами, в анальном плавнике 3 колючих и 6—8 мягких лучей. Хвостовой плавник с небольшой выемкой. Жаберные тычинки короткие с шиповидными окончаниями, на первой жаберной дуге 28—30 тычинок. Окраска красновато-розовая или оранжево-красная, по бокам тела проходят более тёмные красные вертикальные полосы. На жаберной крышке нет тёмных пятен. Плавники красноватые, спинной и анальный плавники с чёрной каймой. Ротовая и жаберные полости красные с чёрными пятнами. Максимальная зафиксированная длина 120 см, а масса 23 кг. Особи, принадлежащие к популяции, обитающей у Курильских и Алеутских островов и в восточной части Берингова моря, в целом мельче особей из вод восточной Камчатки, Британской Колумбии, южной и западной частей Берингова моря, залива Аляска (средняя длина 38—46 см и 53—69 см, соответственно). В западной части Берингова моря в траловых уловах попадаются в основном окуни длиной 60—62 см и массой около 4,3 кг, у северных Курильских о-вов — 39—41 см и 1,5—1,7 кг. Распространение Северная часть Тихого океана. Распространён вдоль тихоокеанского побережья островов Хонсю и Хоккайдо, Курильских островов, полуострова Камчатка до северной части Берингова моря. Многочисленен у Алеутских островов и в заливе Аляска. Встречается у побережья Британской Колумбии и далее на юг до южной Калифорнии. Биология Морская рыба. Встречается на глубинах от 25 до 1200 м, наибольшие концентрации на глубинах 200—600 м. Максимальная продолжительность жизни оценивается в 157 лет. Возраст самых крупных особей в траловых и ярусных уловах в водах, омывающих Курильские острова, Камчатку и в западной части Берингова моря не превышает 38—42 года. Эти рыбы растут медленно. На втором году жизни их длина достигает 12,8 см, в 5 лет – 24,0 см, в 10 лет – 37,8 см. Далее ежегодные приросты не превышают 1,2—3,3 см. Средняя длина 30-летних особей 78,2 см. Питание Состав пищи северных морских окуней разнообразен. Основу рациона молоди составляют эвфаузииды и бокоплавы. Взрослые особи питаются кальмары, мезопелагические рыбы (светящиеся анчоусы и серебрянка) и креветки. Кроме того, из рыб отмечены минтай, сельдь, ликодыruen, мелкие бычки и трёхзубая минога. Преобладание в рационе мезопелагических рыб и кальмаров даёт основание предположить, что северные морские окуни может охотиться в толще воды. Размножение Живородящие рыбы с внутренним оплодотворением. Созревают в возрасте 11—15 лет при длине тела 45—60 см. Спаривание происходит осенью. Сперма сохраняется внутри самки в течение нескольких месяцев до оплодотворения икры. Вылупление происходит внутри самки, личинки вымётываются в феврале—июле с пиком в марте—мае. Плодовитость 61—1410 тыс. личинок. Первые 1—2 года молодь обитает в толще воды, затем переходит к придонному образу жизни. Хозяйственное значение Ценная промысловая рыба. Специализированный промысел ведётся донными тралами, ярусами и донными сетями. Основные промысловые районы — залив Аляска, западная часть Берингова моря и северные Курильские острова. Обладает высокими вкусовыми качествами. Пользуется спросом на рынке, особенно в Японии. Фотографии с уловами северного окуня можно посмотреть в галерее нашего форума:
Яндекс.Метрика
×
×
  • Создать...