Перейти к публикации
  • Дмитрий
    Дмитрий

    Пескоройки

    Ежегодно, бывая в летние месяцы на рыбалке или проводя свободное время на берегах камчатских рек, жители полуострова нередко сталкиваются с довольно необычными созданиями, внешне чем-то напоминающими червей. Тем более, что находят их, как правило, зарывшимися в иле и песке на небольшой глубине в речных заводях и протоках с медленным течением и заиленным грунтом. Но, на самом деле, сходство этих созданий с червями чисто внешнее, поскольку в действительности они являются личинками (называемыми пескоройками) таких своеобразных представителей животного мира Камчатки как миноги.

     

    Миноги относятся к рыбообразным или круглоротым – специфическому классу водных животных, предки которых появились в водоемах нашей планеты гораздо раньше рыб. Рыбообразными они называются за то, что рыбы являются их наиболее близкими родственниками, а круглоротыми – за то, что у них нет челюстей, а рот имеет вид присоски или воронки. В отличие от рыб, у миноги – семь жаберных отверстий с каждой стороны тела, откуда и происходит ее народное название – семидырка. Наряду с двумя обычными глазами у миног есть замечательный орган – третий глаз, теменной, расположенный вблизи носового отверстия. Этот древнейший орган унаследован миногами от предков. В нем нет хрусталика, поэтому посредством его миноги воспринимают только световые ощущения. Одни виды миног постоянно живут в пресной воде, другие ведут проходной образ жизни, т.е. обитают в море, а для размножения, как и лососи, заходят в реки. Взрослые особи этих существ либо ведут паразитический образ жизни, питаясь кровью и мышцами различных рыб, либо вообще не потребляют никакой пищи. Во многих районах своего обитания миноги – ценный объект промысла, который добывают специальными ловушками в период нерестового хода. Отсутствие костей, желчи и остатков пищи в кишечнике (с момента захода в пресные воды проходные миноги перестают питаться) позволяет употреблять их целиком, практически без отходов. В ряде стран жареные миноги в горчичном соусе считаются большим деликатесом и очень ценятся гурманами.

     

    Нерестятся миноги на Камчатке в конце лета – начале осени. Их самки выметывают по несколько тысяч донных, прилипающих, грушевидной формы икринок. Спустя две-три недели после оплодотворения из них выклевываются крохотные личинки размером 3-4 мм, очень похожие на маленьких светло-желтых червячков. Они скатываются в углубление между камнями и галькой, откуда их не может вымыть течение реки, и лежат неподвижно 3-4 дня, питаясь остатками желтка, запасы которого сосредоточены у них в печени. Еще примерно через 20 дней, достигнув длины около 6 мм, личинки начинают покидать гнездо и дрейфовать вниз по реке в поисках места со слабым течением и илистым дном. Найдя подходящее местечко, они зарываются в грунт (за что их и называют пескоройками), цементируя свою норку слизью. Затем, высунув из убежища голову, начинают активно питаться, втягиваемыми из окружающей среды через ротовое отверстие с током воды одноклеточными диатомовыми водорослями и различными органическими остатками. К этому времени личинки приобретают окраску (от желто-белой до темно-серой), маскирующую их под цвет ила.

     

    Пескоройка-300x47.jpg

     

    Так как по строению пескоройки сильно отличаются от взрослых миног, до середины XIX века ученые даже выделяли их в самостоятельный род круглоротых. Дело в том, что у некоторых видов этих рыбообразных пескоройки имеют ту же длину (до 15-18 см), что и взрослые особи. У них угревидное тело толщиной с карандаш, слабо выраженные непарные плавники, беззубый рот в виде треугольной щели, глаза недоразвиты, совсем крохотны и едва заметны под кожей. Сверху ротовое отверстие пескороек прикрыто хорошо развитой верхней губой, с помощью которой они зарываются в ил. А на нижней поверхности губы и вокруг ротового отверстия размещается множество разветвленных ворсинок. За счет их движения и мерцания ресничек, располагающихся в передней части глотки, во рту пескоройки возникает тяж слизи, двигающийся внутрь кишечного тракта. Захваченные с током воды пищевые частицы прилипают к этому слизистому тяжу и попадают в кишечник пескоройки, а профильтрованная вода выходит наружу через жаберные мешки.

     

    Личиночная стадия у различных видов миног продолжается от 2 до 6 лет. Большую часть этого времени пескоройки проводят, зарывшись в грунт. Они предпочитают держаться в реках, ручьях и протоках со слабым течением и большим содержанием ила. По завершению личиночной стадии пескоройки претерпевают метаморфоз, в процессе которого превращаются во взрослых особей. Метаморфоз занимает примерно 6 месяцев, после чего проходные виды миног покидают реки и уходят в море.

     

    Во время метаморфоза у пескоройки происходят существенные изменения как внешнего, так и внутреннего строения: увеличиваются размеры плавников, на языке и ротовой воронке возникают острые роговые зубы, в глотке появляется вырост, отделяющий вход в пищевод от входа в жаберную полость, утрачивается связь печени с пищеварительном трактом (отныне печень миноги функционирует только как железа внутренней секреции). Развиваются достаточно хорошо функционирующие у взрослых миног глаза, в том числе, помимо двух обычных, третий, располагающийся впереди, вблизи единственного носового отверстия. Установлено, что во время протекания метаморфоза пескоройки совершенно не питаются. В начале пищевода у них образуется клеточная пробка, которая у непаразитических миног, не потребляющих пищу во взрослом состоянии, сохраняется до конца жизни, а у паразитических рассасывается после завершения метаморфоза. При этом происходит сложная перестройка многих органов — все личиночные структуры дегенерируют, а некоторые органы взрослых особей формируются заново.

     

    В заключение следует отметить, что, в местах, где численность пескороек сравнительно велика, они являются существенным компонентом в рационе различных рыбоядных животных. Нередко этих внешне чем-то напоминающих червей созданий обнаруживают в обеспечивающих население питьевой водой водозаборных сооружениях, куда они случайно попадают. Известны случаи, когда в таких ситуациях органы санитарного контроля, ошибочно принимая пескороек за настоящих червей, штрафовали владельцев этих водозаборов. Рыболовами-любителями же пескоройки традиционно используются в качестве наживки при ловле таких хищных рыб как налим, щука, судак и другие.

     

    А.М.Токранов,

    научный сотрудник Камчатского филиала

    Тихоокеанского института географии ДВО РАН


    Места обитания:


    Отзывы пользователей

    Рекомендованные комментарии

    Нет комментариев для отображения



    Присоединяйтесь к обсуждению

    Вы можете опубликовать сообщение сейчас, а зарегистрироваться позже. Если у вас есть аккаунт, войдите в него для написания от своего имени.
    Примечание: вашему сообщению потребуется утверждение модератора, прежде чем оно станет доступным.

    Гость
    Добавить комментарий...

    ×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

      Разрешено не более 75 эмодзи.

    ×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

    ×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

    ×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.


  • Публикации





  • Комментируемые статьи

  • Похожие публикации

    • Автор: Дмитрий
      Каждый год, лишь только бухты и приустьевые участки камчатских рек покрываются льдом, на него выходят сотни любителей подледной рыбалки, чтобы поймать "зубаря". Конечно, зимой на Камчатке ловят и гольца, навагу или сельдь, но, пожалуй, все-таки наиболее желанной добычей для большинства рыболовов является именно "зубарь" или "зубатка" — так на Дальнем Востоке обычно называют зубастую корюшку.
      Этот представитель корюшек широко распространен в прибрежных водах северной части Тихого океана от берегов Кореи и Хонсю до Британской Колумбии. Встречается он и в арктических морях России, США и Канады, достигая атлантического побережья Северной Америки. Но, несмотря на столь огромный ареал, наиболее многочисленна зубастая корюшка в азиатских водах, в том числе у берегов Камчатки. До наступления половой зрелости она в течение всего года обитает в морских прибрежьях и лиманах, предпочитая закрытые заливы и бухты.
      Во время нагула в море окраска зубастой корюшки типична для всех пелагических рыб: голова и спина сверху — темные, бока — серо-зеленые, а брюхо — серебристое с мелкими редкими черными крапинками. Вдоль средней части тела отчетливо заметна темная полоса, тянущаяся от головы к хвосту. В период размножения самцы резко отличаются от самок по сильному потемнению головы и туловища, а также по развитию нерестовых бугорков на чешуе, голове и внешних лучах всех плавников. "Зубарем" же эту рыбу именуют за одну-две пары больших клыковидных зубов, расположенных на конце языка и сошнике (так называется одна из костей в составе верхней челюсти).
      Зубастая корюшка является одним из наиболее крупных представителей своего семейства. В прибрежных водах Камчатки известны случаи поимки ее отдельных особей длиной 36 см с массой тела 430 г в возрасте 10 лет. Но такие экземпляры попадаются довольно редко. Как правило, основу уловов составляют 3–8-годовики размером 18–30 см с массой тела не более 200–250 г.
      После созревания на четвертом-пятом году жизни зубастая корюшка образует большие нерестовые скопления и мигрирует на нерест в реки, по которым может подниматься на расстояния в несколько десятков километров. Нерестовый ход начинается весной еще при наличии ледового покрова. Икрометание у этой корюшки происходит обычно в мае-июне на каменисто-галечных перекатах с быстрым течением на глубине 1–2 м. Самки откладывают непосредственно на грунт от 20 до 270 тыс. икринок, которые затем заносятся под камни, где и происходит их развитие.
      После нереста взрослые особи мигрируют в морские прибрежья и начинают активно откармливаться. Преобладающее большинство выклюнувшихся из икры личинок скатывается в море к концу лета. Если молодь и неполовозрелая зубастая корюшка потребляют, главным образом, различных рачков, то ее взрослые особи переходят к хищному образу жизни, питаясь рыбами, образующими скопления (в том числе мойвой, песчанкой, сельдью, молодью лососей). В этот период зубастая корюшка может наносить серьезный ущерб запасам ценных промысловых рыб, в первую очередь горбуши, кеты и сельди.
      Как было выяснено сотрудником КамчатНИРО П. М. Васильцом, в прибрежных водах Камчатки зубастая корюшка представлена двумя экологическими группировками — морской и прибрежной. Первая из них в зимние месяцы отходит от берегов на глубины 100–200 м, вторая, в течение всего года, обитает в приустьевых участках рек, закрытых бухтах и заливах в непосредственной близости от берега. Поэтому именно ее особи и являются основным объектом зимнего подледного лова. Нерест рыб обеих группировок происходит в реках, в летние же месяцы они нагуливаются в зоне прибрежного мелководья и внешне трудно различимы.
      Практически во всех районах своего обитания зубастая корюшка является традиционным объектом местного рыболовства, главным образом любительского лова. В прикамчатских водах самые многочисленные стада морской группировки зубастой корюшки зимуют на западнокамчатском шельфе и в Карагинском заливе, где и ведется их промышленный лов. Но, как установлено, промысловая нагрузка на прибрежную группировку этой корюшки существенно выше, что обусловлено ее лучшей доступностью для вылова (особенно для любительского лова) практически в течение всего холодного времени года. Так, например, если ежегодное официальное промысловое изъятие зубастой корюшки в озера Нерпичьего в конце 1990-х годов не превышало 40 тонн, то величина любительского лова зимой 1997/1998 года, по оценке сотрудников Севвострыбвода, составляла примерно 200 тонн. Иными словами, в то время как запасы прибрежной группировки зубастой корюшки сегодня используются очень интенсивно, морская группировка, наоборот, облавливается крайне незначительно. А потому вылов ее у берегов Камчатки, по мнению специалистов КамчатНИРО, может быть существенно увеличен и в годы высокой численности зубастой корюшки достигать нескольких тысяч тонн.
      Автор: А.М.Токранов
      Источник: www.kamchatsky-krai.ru
       
    • Автор: Дмитрий
      СЕРЕБРЯНКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ — мелкая, стайная мезопелагическая рыба семейства малоротковых, широко распространенная в северной части Тихого океана. Внешне довольно похожа на мойву. Тело серебрянки удлиненное, стройное с тонким хвостовым стеблем; кожа нежная, покрыта легко опадающей чешуей, с характерным металлическим блеском. Голова слегка сжата с боков, рот конечный, маленький, глаза же, наоборот, очень большие. Имеется жировой плавник.

      В сообществах рыб мезопелагиали (толща воды в диапазоне от 100 –200 до 1000–1500 м) северо-западной части Тихого океана серебрянка является одним из наиболее массовых видов рыб (например, в Охотском море доля ее составляет около 75% от биомассы всех представителей ихтиофауны). Держится она довольно рассредоточено по всей акватории на глубинах от 200 до 1800 м, не образуя плотных скоплений (уловы редко превышают 100–300 кг за часовое траление), но в то же время встречаясь практически повсеместно.
      Как и большинству других глубоководных рыб, серебрянке свойственны четко выраженные суточные миграции. В вечернее время наблюдается массовое перемещение ее особей вслед за кормовыми объектами в более верхние горизонты; в утренние часы значительная их часть мигрирует обратно на глубину, за счет чего днем возрастают уловы в слое 500–1000 м.
      Несмотря на многочисленность серебрянки в северо-западной части Тихого океана, ее биология изучена достаточно слабо. Размеры этой рыбы достигают 18–20 см, а продолжительность жизни — 7–8 лет, но чаще всего в уловах встречаются особи длиной 10–15 см.
      Нерест серебрянки довольно растянут (в Беринговом море его начало приходится на конец осени, а завершение — на весенний период) и протекает практически повсеместно. Икра диаметром около 2 мм развивается в толще воды. Выклюнувшиеся из нее личинки и мальки первоначально держатся в верхних слоях гораздо ближе к поверхности, чем взрослые особи. Основу питания серебрянки повсеместно в северо-западной части Тихого океана составляют различные планктонные ракообразные, среди которых доминируют похожие на мелких креветок эуфаузииды.
      Благодаря своей высокой численности, серебрянка играет важную роль в трофической системе пелагиали Охотского, Берингова морей и тихоокеанских вод Камчатки. С одной стороны, используя те же кормовые ресурсы (в первую очередь, рачков-эуфаузиид), что и минтай, эта мелкая пелагическая рыбка может рассматриваться как один из основных его пищевых конкурентов. С другой стороны, обладая небольшими размерами, серебрянка сама служит немаловажным объектом питания минтая и многих других промысловых видов рыб (макрурусов, морских окуней, северного одноперого терпуга).
    • Автор: Дмитрий
      Как-то раз, при обсуждении гастрономических особенностей различных рыб, один из знакомых, работавший летом с рыбаками на ставном неводе у западного побережья Камчатки, рассказал, что ему довелось попробовать миногу, которая показалась очень вкусной. Единственное неудобство, что перед тем как положить на сковородку, этой самой миноге приходилось постоянно отрезать колючий спинной плавник. Но поскольку у миног (на самом деле они являются не рыбами, а рыбообразными, или круглоротыми) нет костного скелета, а следовательно, не может быть и колючего спинного плавника, автору сразу стало ясно, что дегустировал рассказчик кого-то другого. После небольшой "ихтиологической экспертизы" удалось выяснить, что за миногу ошибочно принимали своеобразного обитателя прикамчатских вод — колючего люмпена, единственное сходство которого с миногой — угревидная форма тела.

      Колючий люмпен
      Acantholumpenus mackayi
      Автор фото: Фото А. М. Токранов
      Колючий люмпен относится к стихеевым, специфической группе донных рыб, представители которой широко распространены в северной части Тихого океана. Более 20 их видов встречается и у берегов Камчатки. Стихеевые обитают преимущественно в зоне прибрежного мелководья на глубинах менее 100 м (одного из них — морского петушка — еще несколько лет тому назад можно было нередко встретить в приливно-отливных лужах Авачинской губы у сопки Никольской); лишь отдельные виды опускаются на глубину до 400–600 м. Эти рыбы характеризуются умеренно или сильно удлиненным телом угревидной формы, покрытым мелкой чешуей, и малыми размерами. Спинной плавник у них длинный и сплошной, а все лучи в нем — колючие и прочные. Обычно несколько сильных шипов имеется в анальном и брюшном плавниках. В спокойном состоянии все шипы прижаты к телу, но в случае опасности поднимаются, замыкаются в таком положении особой защелкой и довольно хорошо защищают рыбу. На голове некоторых стихеевых имеется кожистый гребень (откуда и происходит название "морской петушок") или многочисленные выросты, напоминающие водоросли и, очевидно, помогающие маскироваться на дне.
      В отличие от многих других стихеевых, колючий люмпен довольно ярко и пестро окрашен: по серовато-бежевому фону от головы до хвоста идут две темные полосы (вверху сплошная, а по середине тела — прерывистая), между которыми располагаются несколько рядов размытых пятен. Грудные же, анальный и хвостовой плавники этой рыбы имеют красный цвет.
      Колючий люмпен является наиболее крупным видом стихеевых в прикамчатских водах, размеры которого достигают 60 см и 400 г, а продолжительность жизни — 12 лет. В летний период у берегов полуострова он держится преимущественно на глубинах менее 30 м в пределах сравнительно хорошо прогретых прибрежных вод с температурами 5–12 °С.
      Как и все другие стихеевые, колючий люмпен — сравнительно малоподвижная донная рыба, обладающая относительно маленьким ртом, что накладывает отпечаток на характер его питания. Он потребляет преимущественно мелкие, закапывающиеся в грунт пищевые организмы (двустворчатых моллюсков, рачков-бокоплавов, но, в первую очередь, червей).
      Поскольку колючий люмпен в летние месяцы обитает в самой прибрежной зоне, то он постоянно встречается в ставных неводах и ошибочно именуется рыбаками "миногой". Попадается колючий люмпен и в закидные невода во время лова нерестовой мойвы. И хотя численность этого представителя стихеевых в прикамчатских водах невелика, его отдельные уловы у западного побережья полуострова могут достигать нескольких десятков экземпляров. Оказавшись на берегу или палубе рыболовного судна, он растопыривает свои колючие плавники и пытается активно передвигаться, извиваясь как змея. Если эту рыбу неосторожно взять голыми руками, то можно получить болезненные порезы ее острыми шипами, действующими подобно зубьям пилы.
      В заключение следует отметить, что если у нас колючий люмпен является экзотическим блюдом, то его ближайший родственник — стихей Григорьева, обитающий повсеместно в Японском море и тихоокеанских водах Хоккайдо и достигающий до полуметра в длину, в странах Юго-Восточной Азии традиционно используется в пищу.
      Автор: А.М.Токранов
      Источник: www.kamchatsky-krai.ru
    • Автор: Дмитрий
      Американский стрелозубый палтус (верх)
      Atheresthes stomias
      Прибрежные воды Юго-Восточной Камчатки, вторая половина 1990-х годов
      Автор фото: А. М. Орлов
      Для большинства морских рыб, обитающих у берегов Камчатки, характерно примерно равное соотношение полов, хотя у некоторых камбал, бычков и пепельного макруруса самцов обычно в два-три раза больше, чем самок, что, по мнению специалистов, значительно повышает эффективность оплодотворения выметанной икры. Однако ученые и сегодня не могут однозначно объяснить, почему американский стрелозубый палтус в прикамчатских водах представлен практически одними самками.
      Стрелозубые палтусы — азиатский и американский, — широко распространены в водах материкового склона северной части Тихого океана. Первый из них встречается от берегов Японии до Ванкуверо-Орегонского района. Область распространения второго охватывает воды американского побережья от Калифорнии до Алеутской гряды, Берингово море, а также тихоокеанские воды Камчатки и Северных Курил. В последние годы участились его находки и в прикамчатских водах Охотского моря южнее 53° с. ш., что ихтиологи связывают как с общим увеличением численности данного вида у американского побережья, так и с потеплением, вызванным во второй половине 90-х годов действием Эль-Ниньо. Наибольшие уловы азиатского стрелозубого палтуса отмечаются в Беринговом море, тогда как у Японии, Сахалина и в заливе Аляска он встречается единично. Обилие американского стрелозубого палтуса закономерно уменьшается от тихоокеанских берегов Северной Америки в западном направлении и вдоль побережья Восточной Камчатки. В центральной и юго-восточной частях Берингова моря и тот, и другой стрелозубый палтус вылавливаются совместно в значительных количествах.
      Ученые уже давно установили, что оба стрелозубых палтуса обладают сходной биологией, за исключением одной интересной особенности. В водах Ванкуверо-Орегонского района, Британской Колумбии, залива Аляска и отчасти в юго-восточной части Берингова моря, т. е. в районах, где наблюдается его максимальная численность, американский стрелозубый палтус в уловах представлен обоими полами и размножается обычным путем, как и большинство остальных рыб. Но в центральной и западной частях Берингова моря, а также в тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил самцы этого палтуса в уловах либо отсутствуют совсем, либо встречаются в таких малых количествах (1–3 % от общего числа пойманных рыб), что их явно недостаточно для оплодотворения икры, откладываемой самками. Причем наблюдается это явление постоянно. Однако, несмотря на "нехватку" самцов, американский стрелозубый палтус все-таки каким-то образом размножается и в прикамчатских водах, так как в определенные месяцы в уловах присутствуют готовые к нересту самки со зрелой икрой.
      Для объяснения данного необычного явления научный сотрудник ТИНРО доктор биологических наук Н. П. Новиков еще в 60-е годы высказал предположение, что, по аналогии с некоторыми пресноводными рыбами (например, серебряным карасем), размножение американского стрелозубого палтуса, по-видимому, происходит при помощи гиногенеза или ложного оплодотворения, когда вместо отсутствующих самцов данного вида выметанную самками икру осеменяют самцы другого близкородственного палтуса — азиатского, который нерестится примерно в те же сроки и в сходном диапазоне глубин. Поскольку при подобном способе размножения яйцеклетки и сперматозоиды не объединяются, то в потомстве появляются только самки. По мнению Н. П. Новикова, таким необычным путем американский стрелозубый палтус поддерживает воспроизводство своего стада, приспосабливаясь к неблагоприятным для него условиям существования в северо-западной части Тихого океана.
      Однако не все специалисты согласились с этим предположением, поскольку гиногенез не объясняет, кто же тогда осеменяет икру американского стрелозубого палтуса в юго-восточной части Берингова моря, а тем более в заливе Аляска, где также отмечается довольно значительный дефицит его самцов, а азиатский стрелозубый палтус встречается в небольших количествах или единично.
      Поэтому в 90-е годы было высказано другое предположение: нерест американского стрелозубого палтуса у азиатского побережья происходит все-таки нормальным способом, как и у всех остальных рыб, а крайне незначительная доля самцов в западной части Берингова моря и тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил обусловлена следующими причинами. С нерестилищ, мощность которых убывает от американского побережья в сторону Камчатки, икра и личинки этого палтуса разносятся течениями на большие расстояния (длительность их разноса, по оценке специалистов, составляет несколько месяцев), частично попадая к Восточной Камчатке, Северным Курилам и даже в юго-восточную часть Охотского моря. Поскольку самцы американского стрелозубого палтуса созревают на два-три года раньше, чем самки, они первыми начинают мигрировать в сторону "родных" нерестилищ, создавая, таким образом, значительное преобладание самок.
      Сегодня у каждого из этих двух объяснений необычного преобладания самок американского стрелозубого палтуса в северо-западной части Тихого океана есть свои сторонники и противники, а потому, очевидно, лишь дальнейшие исследования позволят установить истину.
      Автор: А.М.Токранов
      Источник: www.kamchatsky-krai.ru
    • Автор: Дмитрий
      Алеутский скат
      Bathyraja aleutica
      Прибрежные воды Юго-Восточной Камчатки, вторая половина 1990-х годов
      Автор фото: А. М. Орлов
      Ежегодно в газетах, теле- и радиопередачах появляется информация о поимке у берегов Камчатки (даже непосредственно в Авачинской бухте) акул, что обычно вызывает живой интерес у жителей области. Это неудивительно, поскольку, будучи сравнительно теплолюбивыми животными, акулы в основном обитают в субтропических и тропических водах океанов. Лишь некоторые их виды в летние месяцы проникают в более холодные районы и появляются у берегов полуострова. Однако, уделяя столь пристальное внимание относительно редким случаям поимки акул в прибрежных водах Камчатки, мы нередко совсем забываем об их ближайших родственниках — скатах, которые не только являются аборигенами прикамчатских вод, но и довольно разнообразны и многочисленны здесь.
       

      Все обитающие у берегов Камчатки скаты относятся к семейству обыкновенных, или ромбовых, скатов, представители которого населяют, главным образом, умеренные и холодные воды морей и океанов. Так же, как и акулы, эти рыбы обладают хрящевым скелетом, но характеризуются широким, уплощенным, ромбовидной формы телом (что вызвано придонным образом жизни), обычно покрытым крупными шипами и многочисленными мелкими шипиками. Мощно развитые грудные плавники скатов сливаются с боками тела, напоминая крылья. Два спинных плавника, наоборот, очень малы и расположены на кончике хвоста, тогда как сам хвостовой плавник зачаточен или вовсе отсутствует.
      Встревоженные скаты обычно прижимаются к грунту (нередко даже закапываются в песок так, что на поверхности остаются только глаза и часть спины), причем окраска их, как и у камбал, может несколько меняться, в зависимости от цвета поверхности, на которой они находятся. Когда скаты лежат на дне, их жаберные щели плотно прижаты к грунту. Чтобы они не засорились илом и песком в процессе дыхания, скаты втягивают воду через расположенные на верхней стороне головы отверстия, называемые брызгальцами и являющиеся видоизмененными ноздрями.
      Автор со скатом в руках
      У берегов Камчатки встречаются до 10 видов скатов. Среди них есть как мелкие (такие как фиолетовый и скат Таранца) длиной всего до 70–80 см с массой тела 1–3 кг, так и крупные (например, глубоководный и алеутский скаты), размеры которых достигают 130–160 см, а масса тела — 15–20 кг и более. Продолжительность жизни мелких скатов не превышает 7–10 лет, тогда как предельный возраст крупных оценивается специалистами в 15–18 лет. Разные виды скатов населяют глубины от 30–50 до 3000 м, хотя для каждого из них характерен свой батиметрический диапазон обитания.
      Мелкие скаты питаются преимущественно донными ракообразными (крабами, креветками), крупные же ведут хищный образ жизни, поедая рыб и кальмаров. Преследуя свою жертву, они нередко поднимаются в толщу воды, причем во время плавания машут грудными плавниками, как крыльями, и при необходимости перемещаются довольно быстро. Охотясь за такой добычей, как рыбы или кальмары, скаты не могут схватить их в результате прямой атаки, поскольку ротовое отверстие у них расположено на нижней стороне головы. Поэтому скаты сначала наплывают на свою жертву, затем прижимают ее ко дну и только тогда заглатывают.
      Размножаются скаты также довольно своеобразно. Все они обладают так называемым "конвейерным" способом воспроизводства, т. е. с наступлением зрелости их самки, подобно обычным домашним курицам, в течение всей последующей жизни круглый год откладывают яйца, постоянно находящиеся в яичниках на разной стадии созревания — от мельчайших безжелтковых до уже готовых к вымету. Причем каждое яйцо облачено в гибкую, но прочную роговую капсулу с четырьмя отростками в виде "рожек" (по два с каждой стороны), с помощью которых оно крепится к грунту. Продолжительность инкубации составляет не менее 4–6 месяцев. Выклюнувшиеся из яиц мальки полностью сформированы, но имеют остатки желточного мешка, позволяющие им некоторое время как бы привыкать к внешнему питанию.
      Хотя в настоящее время отечественная рыбная промышленность практически не использует скатов, во многих странах (особенно Юго-Восточной Азии) они служат объектами специализированного промысла и их употребляют в пищу, причем часто в качестве деликатесов. Богатая витамином А печень скатов является сырьем для получения технического жира и производства различных медицинских препаратов. Поскольку численность этих рыб в прикамчатских водах достаточно велика, объемы их вылова могут достигать значительных величин. Причем, так как скаты редко образуют плотные скопления, наиболее эффективным орудием их промысла специалисты считают донные яруса. Вылов скатов, с одной стороны, позволил бы рациональнее использовать запасы донных рыб у берегов Камчатки; с другой — расширить ассортимент отечественных рыбных продуктов, а также экспортировать скатов в страны, где они являются традиционными объектами рыболовства и пользуются спросом.
       
      Скаты встречающиеся у берегов Камчатки:
       Алеутский скат   
         Белобровый скат
       Бесшипый скат
       Пятнистый скат
       Скат Таранца
        Щитоносный скат
       
       
      Автор: А.М.Токранов                              
      Источник:www.kamchatsky-krai.ru
Яндекс.Метрика
×
×
  • Создать...