Перейти к публикации
  • +12 °C
  • Регистрация

При возникновении трудностей с размещением фотографий в сообщениях просьба ознакомиться с инструкцией по ссылке

Перейти к инструкции

  • Обитатели камчатских и прикамчатских вод

    Дмитрий

    Колючий люмпен

    От Дмитрий, в Камчатские рыбы,

    Как-то раз, при обсуждении гастрономических особенностей различных рыб, один из знакомых, работавший летом с рыбаками на ставном неводе у западного побережья Камчатки, рассказал, что ему довелось попробовать миногу, которая показалась очень вкусной. Единственное неудобство, что перед тем как положить на сковородку, этой самой миноге приходилось постоянно отрезать колючий спинной плавник. Но поскольку у миног (на самом деле они являются не рыбами, а рыбообразными, или круглоротыми) нет костного скелета, а следовательно, не может быть и колючего спинного плавника, автору сразу стало ясно, что дегустировал рассказчик кого-то другого. После небольшой "ихтиологической экспертизы" удалось выяснить, что за миногу ошибочно принимали своеобразного обитателя прикамчатских вод — колючего люмпена, единственное сходство которого с миногой — угревидная форма тела.

    Колючий люмпен
    Acantholumpenus mackayi
    Автор фото: Фото А. М. Токранов
    Колючий люмпен относится к стихеевым, специфической группе донных рыб, представители которой широко распространены в северной части Тихого океана. Более 20 их видов встречается и у берегов Камчатки. Стихеевые обитают преимущественно в зоне прибрежного мелководья на глубинах менее 100 м (одного из них — морского петушка — еще несколько лет тому назад можно было нередко встретить в приливно-отливных лужах Авачинской губы у сопки Никольской); лишь отдельные виды опускаются на глубину до 400–600 м. Эти рыбы характеризуются умеренно или сильно удлиненным телом угревидной формы, покрытым мелкой чешуей, и малыми размерами. Спинной плавник у них длинный и сплошной, а все лучи в нем — колючие и прочные. Обычно несколько сильных шипов имеется в анальном и брюшном плавниках. В спокойном состоянии все шипы прижаты к телу, но в случае опасности поднимаются, замыкаются в таком положении особой защелкой и довольно хорошо защищают рыбу. На голове некоторых стихеевых имеется кожистый гребень (откуда и происходит название "морской петушок") или многочисленные выросты, напоминающие водоросли и, очевидно, помогающие маскироваться на дне.
    В отличие от многих других стихеевых, колючий люмпен довольно ярко и пестро окрашен: по серовато-бежевому фону от головы до хвоста идут две темные полосы (вверху сплошная, а по середине тела — прерывистая), между которыми располагаются несколько рядов размытых пятен. Грудные же, анальный и хвостовой плавники этой рыбы имеют красный цвет.
    Колючий люмпен является наиболее крупным видом стихеевых в прикамчатских водах, размеры которого достигают 60 см и 400 г, а продолжительность жизни — 12 лет. В летний период у берегов полуострова он держится преимущественно на глубинах менее 30 м в пределах сравнительно хорошо прогретых прибрежных вод с температурами 5–12 °С.
    Как и все другие стихеевые, колючий люмпен — сравнительно малоподвижная донная рыба, обладающая относительно маленьким ртом, что накладывает отпечаток на характер его питания. Он потребляет преимущественно мелкие, закапывающиеся в грунт пищевые организмы (двустворчатых моллюсков, рачков-бокоплавов, но, в первую очередь, червей).
    Поскольку колючий люмпен в летние месяцы обитает в самой прибрежной зоне, то он постоянно встречается в ставных неводах и ошибочно именуется рыбаками "миногой". Попадается колючий люмпен и в закидные невода во время лова нерестовой мойвы. И хотя численность этого представителя стихеевых в прикамчатских водах невелика, его отдельные уловы у западного побережья полуострова могут достигать нескольких десятков экземпляров. Оказавшись на берегу или палубе рыболовного судна, он растопыривает свои колючие плавники и пытается активно передвигаться, извиваясь как змея. Если эту рыбу неосторожно взять голыми руками, то можно получить болезненные порезы ее острыми шипами, действующими подобно зубьям пилы.
    В заключение следует отметить, что если у нас колючий люмпен является экзотическим блюдом, то его ближайший родственник — стихей Григорьева, обитающий повсеместно в Японском море и тихоокеанских водах Хоккайдо и достигающий до полуметра в длину, в странах Юго-Восточной Азии традиционно используется в пищу.
    Автор: А.М.Токранов
    Источник: www.kamchatsky-krai.ru

    Дмитрий
    СЕРЕБРЯНКА ДАЛЬНЕВОСТОЧНАЯ — мелкая, стайная мезопелагическая рыба семейства малоротковых, широко распространенная в северной части Тихого океана. Внешне довольно похожа на мойву. Тело серебрянки удлиненное, стройное с тонким хвостовым стеблем; кожа нежная, покрыта легко опадающей чешуей, с характерным металлическим блеском. Голова слегка сжата с боков, рот конечный, маленький, глаза же, наоборот, очень большие. Имеется жировой плавник.
    В сообществах рыб мезопелагиали (толща воды в диапазоне от 100 –200 до 1000–1500 м) северо-западной части Тихого океана серебрянка является одним из наиболее массовых видов рыб (например, в Охотском море доля ее составляет около 75% от биомассы всех представителей ихтиофауны). Держится она довольно рассредоточено по всей акватории на глубинах от 200 до 1800 м, не образуя плотных скоплений (уловы редко превышают 100–300 кг за часовое траление), но в то же время встречаясь практически повсеместно.
    Как и большинству других глубоководных рыб, серебрянке свойственны четко выраженные суточные миграции. В вечернее время наблюдается массовое перемещение ее особей вслед за кормовыми объектами в более верхние горизонты; в утренние часы значительная их часть мигрирует обратно на глубину, за счет чего днем возрастают уловы в слое 500–1000 м.
    Несмотря на многочисленность серебрянки в северо-западной части Тихого океана, ее биология изучена достаточно слабо. Размеры этой рыбы достигают 18–20 см, а продолжительность жизни — 7–8 лет, но чаще всего в уловах встречаются особи длиной 10–15 см.
    Нерест серебрянки довольно растянут (в Беринговом море его начало приходится на конец осени, а завершение — на весенний период) и протекает практически повсеместно. Икра диаметром около 2 мм развивается в толще воды. Выклюнувшиеся из нее личинки и мальки первоначально держатся в верхних слоях гораздо ближе к поверхности, чем взрослые особи. Основу питания серебрянки повсеместно в северо-западной части Тихого океана составляют различные планктонные ракообразные, среди которых доминируют похожие на мелких креветок эуфаузииды.
    Благодаря своей высокой численности, серебрянка играет важную роль в трофической системе пелагиали Охотского, Берингова морей и тихоокеанских вод Камчатки. С одной стороны, используя те же кормовые ресурсы (в первую очередь, рачков-эуфаузиид), что и минтай, эта мелкая пелагическая рыбка может рассматриваться как один из основных его пищевых конкурентов. С другой стороны, обладая небольшими размерами, серебрянка сама служит немаловажным объектом питания минтая и многих других промысловых видов рыб (макрурусов, морских окуней, северного одноперого терпуга).

    Дмитрий
    Высокое тело японского морского леща покрыто крупной, крепко сидящей в коже чешуей. Голова очень высокая, с высоким гребнем, тянущимся от затылка до вершины рыла. Каждый луч длинных спинного и анального плавников покрыт полоской из удлиненных чешуи. Слабая колючка имеется только в коротких брюшных плавниках, расположенных под длинными крыловидными грудными плавниками. Хвостовой плавник глубоко вырезан. Рот большой, с выдающейся вперед нижней челюстью. Все тело у морского леща черное или темно-коричневое с серебристым отливом, грудные и брюшные плавники — светлые, желтоватые. Морской лещ достигает в длину 1,2 м, обычно встречаются особи длиной около 60 см.
    Японский морской лещ широко распространен преимущественно в теплых водах Тихого океана (однако доходит на север до Алеутских островов и побережья Канады) и в Индийском океане. В водах России он встречается у берегов Камчатки.
    Обитает лещ в открытой части океана, в толще вод на небольшом удалении от поверхностных слоев воды, поднимаясь ближе к поверхности в северных районах. Обычно лещи держатся небольшими стаями при температуре воды 12—24°C и совершают сезонные миграции, связанные с изменением температуры. Морской лещ — хищная рыба, в больших количествах поедающая мелких рыб и крупных беспозвоночных животных.
     
    Размножается морской лещ в южных частях своей области обитания в летнее время. Выметывает плавучую икру, из которой выходят плавучие личинки, в значительных количествах встречающиеся в теплых поверхностных слоях океана вдали от берегов.
    Мясо у японского морского леща белого цвета и отличается хорошим вкусом. Он служит объектом рыбного промысла и в небольших количествах добывается у Камчатки, Алеутских островов и в Аляскинском заливе. В большем количестве вылавливается обитающий в водах Атлантики менее крупный (длина тела до 70 см) атлантический морской лещ (Brama brama). В наши воды он иногда случайно попадает у берегов Кольского полуострова. Японский морской лещ очень близок к атлантическому лещу и некоторые авторы считают их одним широко распространенным видом Brama brama.
    У Южных Курильских островов в водах России обнаружен представитель еще одного семейства окунеобразных — каристовых, или гривачевых (Caristiidae). Каристы, включающие менее 5 видов, — полуглубоководные рыбы открытого океана. Они живут в толще воды, встречаются довольно редко и плохо изучены. У каристов высокое, сжатое с боков тело, длинные брюшные плавники и “лобастая” голова. Спинной плавник у этих рыб очень длинный, с вытянутыми средними лучами. При повреждении межлучевых перепонок такой плавник приобретает некоторое сходство с лошадиной гривой, откуда и происходит название этих рыб “гривачи”. У нас обнаружен длинноперый карист (Caristius macropus), известный из тихоокеанских вод Северной Америки и Японии. Это некрупная рыба (длина менее 30 см) с огромными глазами и большим ртом. Питается карист мелкой рыбой, и сам служит кормом для многих хищников открытого океана.
    В заливе Петра Великого очень редко встречается представитель лоботовых, или треххвостых окуней (Lobotidae), населяющих прибрежные участки тропических морей и заходящих в солоноватые и даже пресные воды. Суринамский лобот, или треххвостка, (Lobotes surinamensis) распространен в тропических и субтропических водах всех океанов и в Средиземном море. Эта крупная (длина до 1 м и масса до 12 кг) с высоким, сжатым с боков телом рыба вооружена сильными колючками в передней части длинного спинного и короткого анального плавников.
    Сильная колючка имеется и в каждом брюшном плавнике. Свое название треххвостки получили благодаря тому, что их мягкие задние части спинного и анального плавников удлинены и закруглены по краю таким образом, что вместе с также закругленным хвостовым плавником они производят впечатление единого трехлопастного хвоста. Крупные лоботы обычно окрашены в серовато-черный цвет, но иногда попадаются и бронзовые или зеленые особи. Они отыскивают свою пищу (рыбу, креветок, моллюсков) среди водорослей на мелководье, принимая при этом почти вертикальное - положение. Молодь треххвосток держится в прибрежных зарослях водорослей и может вместе с кустами прибрежной растительности выноситься в открытый океан, где она нередко попадается среди дрейфующего плавника. В отличие от взрослых особей мальки окрашены в желтый цвет, на котором разбросаны неправильные темные пятна, маскирующие молодь среди водорослей.
    Источник: www.cnshb.ru

    Дмитрий
    Американский стрелозубый палтус (верх)
    Atheresthes stomias
    Прибрежные воды Юго-Восточной Камчатки, вторая половина 1990-х годов
    Автор фото: А. М. Орлов
    Для большинства морских рыб, обитающих у берегов Камчатки, характерно примерно равное соотношение полов, хотя у некоторых камбал, бычков и пепельного макруруса самцов обычно в два-три раза больше, чем самок, что, по мнению специалистов, значительно повышает эффективность оплодотворения выметанной икры. Однако ученые и сегодня не могут однозначно объяснить, почему американский стрелозубый палтус в прикамчатских водах представлен практически одними самками.
    Стрелозубые палтусы — азиатский и американский, — широко распространены в водах материкового склона северной части Тихого океана. Первый из них встречается от берегов Японии до Ванкуверо-Орегонского района. Область распространения второго охватывает воды американского побережья от Калифорнии до Алеутской гряды, Берингово море, а также тихоокеанские воды Камчатки и Северных Курил. В последние годы участились его находки и в прикамчатских водах Охотского моря южнее 53° с. ш., что ихтиологи связывают как с общим увеличением численности данного вида у американского побережья, так и с потеплением, вызванным во второй половине 90-х годов действием Эль-Ниньо. Наибольшие уловы азиатского стрелозубого палтуса отмечаются в Беринговом море, тогда как у Японии, Сахалина и в заливе Аляска он встречается единично. Обилие американского стрелозубого палтуса закономерно уменьшается от тихоокеанских берегов Северной Америки в западном направлении и вдоль побережья Восточной Камчатки. В центральной и юго-восточной частях Берингова моря и тот, и другой стрелозубый палтус вылавливаются совместно в значительных количествах.
    Ученые уже давно установили, что оба стрелозубых палтуса обладают сходной биологией, за исключением одной интересной особенности. В водах Ванкуверо-Орегонского района, Британской Колумбии, залива Аляска и отчасти в юго-восточной части Берингова моря, т. е. в районах, где наблюдается его максимальная численность, американский стрелозубый палтус в уловах представлен обоими полами и размножается обычным путем, как и большинство остальных рыб. Но в центральной и западной частях Берингова моря, а также в тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил самцы этого палтуса в уловах либо отсутствуют совсем, либо встречаются в таких малых количествах (1–3 % от общего числа пойманных рыб), что их явно недостаточно для оплодотворения икры, откладываемой самками. Причем наблюдается это явление постоянно. Однако, несмотря на "нехватку" самцов, американский стрелозубый палтус все-таки каким-то образом размножается и в прикамчатских водах, так как в определенные месяцы в уловах присутствуют готовые к нересту самки со зрелой икрой.
    Для объяснения данного необычного явления научный сотрудник ТИНРО доктор биологических наук Н. П. Новиков еще в 60-е годы высказал предположение, что, по аналогии с некоторыми пресноводными рыбами (например, серебряным карасем), размножение американского стрелозубого палтуса, по-видимому, происходит при помощи гиногенеза или ложного оплодотворения, когда вместо отсутствующих самцов данного вида выметанную самками икру осеменяют самцы другого близкородственного палтуса — азиатского, который нерестится примерно в те же сроки и в сходном диапазоне глубин. Поскольку при подобном способе размножения яйцеклетки и сперматозоиды не объединяются, то в потомстве появляются только самки. По мнению Н. П. Новикова, таким необычным путем американский стрелозубый палтус поддерживает воспроизводство своего стада, приспосабливаясь к неблагоприятным для него условиям существования в северо-западной части Тихого океана.
    Однако не все специалисты согласились с этим предположением, поскольку гиногенез не объясняет, кто же тогда осеменяет икру американского стрелозубого палтуса в юго-восточной части Берингова моря, а тем более в заливе Аляска, где также отмечается довольно значительный дефицит его самцов, а азиатский стрелозубый палтус встречается в небольших количествах или единично.
    Поэтому в 90-е годы было высказано другое предположение: нерест американского стрелозубого палтуса у азиатского побережья происходит все-таки нормальным способом, как и у всех остальных рыб, а крайне незначительная доля самцов в западной части Берингова моря и тихоокеанских водах Камчатки и Северных Курил обусловлена следующими причинами. С нерестилищ, мощность которых убывает от американского побережья в сторону Камчатки, икра и личинки этого палтуса разносятся течениями на большие расстояния (длительность их разноса, по оценке специалистов, составляет несколько месяцев), частично попадая к Восточной Камчатке, Северным Курилам и даже в юго-восточную часть Охотского моря. Поскольку самцы американского стрелозубого палтуса созревают на два-три года раньше, чем самки, они первыми начинают мигрировать в сторону "родных" нерестилищ, создавая, таким образом, значительное преобладание самок.
    Сегодня у каждого из этих двух объяснений необычного преобладания самок американского стрелозубого палтуса в северо-западной части Тихого океана есть свои сторонники и противники, а потому, очевидно, лишь дальнейшие исследования позволят установить истину.
    Автор: А.М.Токранов
    Источник: www.kamchatsky-krai.ru

    Дмитрий
    Алеутский скат
    Bathyraja aleutica
    Прибрежные воды Юго-Восточной Камчатки, вторая половина 1990-х годов
    Автор фото: А. М. Орлов
    Ежегодно в газетах, теле- и радиопередачах появляется информация о поимке у берегов Камчатки (даже непосредственно в Авачинской бухте) акул, что обычно вызывает живой интерес у жителей области. Это неудивительно, поскольку, будучи сравнительно теплолюбивыми животными, акулы в основном обитают в субтропических и тропических водах океанов. Лишь некоторые их виды в летние месяцы проникают в более холодные районы и появляются у берегов полуострова. Однако, уделяя столь пристальное внимание относительно редким случаям поимки акул в прибрежных водах Камчатки, мы нередко совсем забываем об их ближайших родственниках — скатах, которые не только являются аборигенами прикамчатских вод, но и довольно разнообразны и многочисленны здесь.
     

    Все обитающие у берегов Камчатки скаты относятся к семейству обыкновенных, или ромбовых, скатов, представители которого населяют, главным образом, умеренные и холодные воды морей и океанов. Так же, как и акулы, эти рыбы обладают хрящевым скелетом, но характеризуются широким, уплощенным, ромбовидной формы телом (что вызвано придонным образом жизни), обычно покрытым крупными шипами и многочисленными мелкими шипиками. Мощно развитые грудные плавники скатов сливаются с боками тела, напоминая крылья. Два спинных плавника, наоборот, очень малы и расположены на кончике хвоста, тогда как сам хвостовой плавник зачаточен или вовсе отсутствует.
    Встревоженные скаты обычно прижимаются к грунту (нередко даже закапываются в песок так, что на поверхности остаются только глаза и часть спины), причем окраска их, как и у камбал, может несколько меняться, в зависимости от цвета поверхности, на которой они находятся. Когда скаты лежат на дне, их жаберные щели плотно прижаты к грунту. Чтобы они не засорились илом и песком в процессе дыхания, скаты втягивают воду через расположенные на верхней стороне головы отверстия, называемые брызгальцами и являющиеся видоизмененными ноздрями.
    Автор со скатом в руках
    У берегов Камчатки встречаются до 10 видов скатов. Среди них есть как мелкие (такие как фиолетовый и скат Таранца) длиной всего до 70–80 см с массой тела 1–3 кг, так и крупные (например, глубоководный и алеутский скаты), размеры которых достигают 130–160 см, а масса тела — 15–20 кг и более. Продолжительность жизни мелких скатов не превышает 7–10 лет, тогда как предельный возраст крупных оценивается специалистами в 15–18 лет. Разные виды скатов населяют глубины от 30–50 до 3000 м, хотя для каждого из них характерен свой батиметрический диапазон обитания.
    Мелкие скаты питаются преимущественно донными ракообразными (крабами, креветками), крупные же ведут хищный образ жизни, поедая рыб и кальмаров. Преследуя свою жертву, они нередко поднимаются в толщу воды, причем во время плавания машут грудными плавниками, как крыльями, и при необходимости перемещаются довольно быстро. Охотясь за такой добычей, как рыбы или кальмары, скаты не могут схватить их в результате прямой атаки, поскольку ротовое отверстие у них расположено на нижней стороне головы. Поэтому скаты сначала наплывают на свою жертву, затем прижимают ее ко дну и только тогда заглатывают.
    Размножаются скаты также довольно своеобразно. Все они обладают так называемым "конвейерным" способом воспроизводства, т. е. с наступлением зрелости их самки, подобно обычным домашним курицам, в течение всей последующей жизни круглый год откладывают яйца, постоянно находящиеся в яичниках на разной стадии созревания — от мельчайших безжелтковых до уже готовых к вымету. Причем каждое яйцо облачено в гибкую, но прочную роговую капсулу с четырьмя отростками в виде "рожек" (по два с каждой стороны), с помощью которых оно крепится к грунту. Продолжительность инкубации составляет не менее 4–6 месяцев. Выклюнувшиеся из яиц мальки полностью сформированы, но имеют остатки желточного мешка, позволяющие им некоторое время как бы привыкать к внешнему питанию.
    Хотя в настоящее время отечественная рыбная промышленность практически не использует скатов, во многих странах (особенно Юго-Восточной Азии) они служат объектами специализированного промысла и их употребляют в пищу, причем часто в качестве деликатесов. Богатая витамином А печень скатов является сырьем для получения технического жира и производства различных медицинских препаратов. Поскольку численность этих рыб в прикамчатских водах достаточно велика, объемы их вылова могут достигать значительных величин. Причем, так как скаты редко образуют плотные скопления, наиболее эффективным орудием их промысла специалисты считают донные яруса. Вылов скатов, с одной стороны, позволил бы рациональнее использовать запасы донных рыб у берегов Камчатки; с другой — расширить ассортимент отечественных рыбных продуктов, а также экспортировать скатов в страны, где они являются традиционными объектами рыболовства и пользуются спросом.
     
    Скаты встречающиеся у берегов Камчатки:
     Алеутский скат   
       Белобровый скат
     Бесшипый скат
     Пятнистый скат
     Скат Таранца
      Щитоносный скат
     
     
    Автор: А.М.Токранов                              
    Источник:www.kamchatsky-krai.ru

    Дмитрий
    Редкозубый ликод
    Lycodes brevicaudus
    Олюторский залив Берингова моря, октябрь 1976 г.
    Автор фото: А. М. Токранов

    Красная пузановия
    Puzanovia rubra
    Тихоокеанские воды Северных Курил, вторая половина 1990-х годов)
    Автор фото: А. М. Орлов
    Как и во многих других приморских городах, на рынках и в рыбных отделах магазинов Петропавловска- Камчатского нередко можно увидеть морских обитателей, которых вряд ли встретишь даже в столице — окуней-шипощеков, бычков, осьминогов, волосатых крабов и т. д. Периодически на прилавках появляются и рыбы, называемые "морскими налимами". Однако специалисты-ихтиологи знают, что настоящие морские налимы — представители родственной тресковым, специфической группы рыб — не встречаются у берегов Камчатки, а обитают лишь в Атлантическом и южной части Тихого океанов. Те же рыбы, которых у нас называют "морскими налимами", на самом деле являются бельдюговыми, или зоарцидами, единственное сходство которых с налимами — змеевидная форма тела.
     
      Зоарциды — обширное и очень разнообразное по составу семейство рыб, представители которого, по мнению специалистов-ихтиологов, в значительной степени формируют облик и разнообразие ихтиофауны прибрежных вод Камчатки (да, пожалуй, и всей северной части Тихого океана), а также играют немаловажную роль в трофической системе этого района.
    По современным представлениям, Северная Пацифика является центром возникновения зоарцид, откуда они затем проникли в бассейны Северного Ледовитого и Атлантического океанов, а также в антарктические воды. В настоящее время в северной части Тихого океана известно более 100 видов этих рыб, около 80 из которых зарегистрированы у берегов Камчатки. Хотя зоарциды встречаются от приливно-отливной зоны до глубины 3–4 км (максимальная глубина поимки их отдельных представителей российским исследовательским судном "Витязь" в Курило-Камчатской впадине составляет 4070 м), основная область обитания большинства из них — глубины 100–600 м. Именно в этом батиметрическом диапазоне они достигают наибольшего разнообразия и численности.
    Все зоарциды характеризуются довольно большим ртом и удлиненным слизистым телом, покрытым мелкой чешуей (у ряда видов оно голое). Спинной и анальный плавники у них длинные и полностью сливаются с небольшим хвостовым плавником, образуя единую плавниковую кайму. Грудные плавники обычно большие, брюшные же, наоборот, малы (или вообще отсутствуют) и расположены на горле. У многих видов вздутые щеки и толстые губы. Окраска этих рыб довольно своеобразна: у целого ряда зоарцид на сером, коричневом или темном фоне тела расположены яркие глазчатые пятна или светлые (поперечные и продольные) полосы.
    Преобладающее большинство зоарцид — типично донные, малоподвижные рыбы, предпочитающие илистые грунты (нередко в них зарывающиеся) и низкие, порой даже отрицательные температуры, хотя отдельные виды перешли к жизни в толще воды. Некоторые зоарциды — совсем небольшие рыбки длиной всего 10–15 см и массой в несколько десятков граммов, размеры других достигают 1 м и более, а масса тела — 4–5 кг. У всех представителей этих рыб — крупная (до 3–4 мм), донная икра, но часть видов перешла к живорождению, т. е. выметывают уже вполне сформировавшихся мальков, внешне ничем не отличающихся от родителей.
    В зависимости от своих размеров, одни зоарциды питаются мелкими донными или пелагическими рачками и червями, другие — такими сравнительно крупными беспозвоночными, как креветки, крабы, раки-отшельники или двустворчатые моллюски, третьи же перешли к хищному образу жизни, успешно охотясь на рыб и кальмаров. Есть среди зоарцид и настоящие "гурманы" — например, небольшая рыбка, называемая пузановия, живет среди роговых кораллов и нередко питается коралловыми полипами.
    Поскольку значительная часть зоарцид обитает на сравнительно больших глубинах, до настоящего времени многие из них известны по одному-нескольким экземплярам, и список этих рыб все время пополняется (например, в 2000 году из тихоокеанских вод Северных Курил был описан новый, неизвестный ранее науке представитель зоарцид). Однако целый ряд видов, именуемых ликодами и ликограммами, обладают довольно высокой численностью, значительными размерно-весовыми показателями, образуют в отдельных районах прикамчатских вод повышенные концентрации (с уловами до 2–3 тонн за траление) и в качестве прилова постоянно попадаются при промысле таких ценных глубоководных рыб, как морские окуни и палтусы. Именно ликодов и ликограмм под названием "морские налимы" и можно встретить на прилавках рыбных отделов магазинов Петропавловска-Камчатского. Согласно технологическим исследованиям, все они относятся к столовым видам рыб, а их вылов у берегов Камчатки, по оценке специалистов, в настоящее время может достигать нескольких тысяч тонн.
    Работая в море, автору данных строк вместе с другими членами экипажа не раз приходилось участвовать в дегустации различных ликодов, приготовленных судовыми поварами. Могу заверить, что рыбы эти вполне съедобны, хотя по вкусу, конечно, уступают палтусам или камбалам.
    А.М.Токранов Источник: www.kamchatsky-krai.ru

    Дмитрий
    Навага – это холодолюбивая морская рыба, относится она к семейству тресковых. Различают два вида данной рыбы, северную навагу и дальневосточную, известную под названием вахня. Длина тела наваги достигает обычно 30 см, вес ее при такой длине составляет 250 гр, встречаются и более крупные особи, до полуметра длины, с весом около 1 кг. Дальневосточная вахня значительно крупнее северной наваги.

    Тело наваги имеет более округлый вид, чем у других тресковых, голова меньше по величине, рыба отличается особенностью строения позвоночника – на ее коротких ребрах имеются своеобразные вздутия. Верхняя челюсть рыбы длиннее нижней, на нижней челюсти располагается единственный усик. На буро-серой спинке наваги есть множество темных пятен. Бока рыбы светлее спинки, брюхо – белое. У дальневосточной вахни брюхо также окрашено в белый цвет, но цвет ее спинки зеленовато-серый, бока — серебристо-фиолетовые.
    Место обитания
    Навагу можно встретить от Белого моря до Обской губы, дальневосточная вахня обитает в Чукотском, Беринговом, Охотском, Японском морях. В открытом море наваги не найти, это прибрежная рыба. Весной, когда вода на побережье становится слишком теплой, она удаляется от берегов на незначительное расстояние в поисках более холодной воды. В осенне-зимний период навага стаями перемещается ближе к берегу, косяки дальневосточной наваги часто заходят в озера, устья рек. Навага относится к придонным рыба
    Рацион питания
    Навага – это хищник, питается она икрой и молодью других рыб, ракообразными, различными червями. Весной, когда рыба вынуждена искать холодную воду, ее питание недостаточно, по мере наступления холодов навага возвращается ближе к берегу на откорм.
    Способы ловли
    Навага — очень вкусная, полезная рыба, является диетическим продуктом питания с большим содержанием селена и йода. Ловят ее при помощи удочки с мормышкой на крючке или на блесну. Чаще всего эту рыбу ловят на приманки, как и любого хищника, ее привлекает хорошо отполированные блесны. Клев на блесну бывает неустойчивым, тогда следует подсадить выше приманки любую морскую живность — кусочек рыбы или креветку, и хороший улов наваги вам будет обеспечен.
    Активизировать клев рыбы помогает прикормка – навагу привлекает фарш из сырой рыбы, пропущенной через мясорубку, или раздавленные моллюски. Клюет навага хорошо, вываживать ее несложно, для ловли этой рыбы лучше использовать крючки с бородками.

    Дмитрий
    Любой рыболов-любитель, кто хоть раз выходил с удочкой на берег Авачинской губы, наверняка знаком с этой камбалой, тело которой вместо привычной чешуи покрыто крупными шиповатыми звездчатыми пластинками, а непарные плавники — яркими черными поперечными полосами. Вероятно, именно за эти костные пластинки рыбаки называют ее "каменушкой", тогда как русское научное название этой камбалы — звездчатая, или тихоокеанская речная.
    Звездчатая камбала — одна из наиболее широко распространенных в северной части Тихого океана камбал, которая встречается повсеместно в водах Японского, Охотского и Берингова морей от берегов Кореи до Анадырского залива. Единично проникает в Чукотское море. По американскому побережью отмечается на юг вплоть до Калифорнии. Несмотря на огромную область географического распространения и повсеместную встречаемость, в большинстве районов звездчатая камбала довольно немногочисленна, и лишь у Западной Камчатки и Юго-Восточного Сахалина она составляет существенный прилов к другим видам камбал.
    Многие исследователи связывают область обитания звездчатой камбалы с устьями рек, мелководными заливами и лагунами, т. е. с сильно опресненными прибрежными водами, хотя известны случаи ее поимки на глубинах до 250–300 м. И все же максимальные уловы этой камбалы как у берегов Камчатки, так и в других районах обычно отмечаются в самой прибрежной зоне. В приустьевых участках большинства камчатских рек звездчатая камбала — одна из самых характерных и многочисленных рыб, длина отдельных особей которой достигает 56–58 см, а масса свыше 3 кг. Но из прибрежных вод Калифорнии известны экземпляры звездчатой камбалы размером свыше 90 см и 9 кг.
    Как следует из ее второго русского названия — тихоокеанская речная, — эта камбала может заходить в реки и подниматься по ним на расстояние до 140–150 км. На Камчатке звездчатая камбала также нередко встречается на удалении до 30–50 км от устьев рек. Например, в реке Большой она постоянно вылавливается в лимане выше поселка Октябрьского. По сообщению ведущего научного сотрудника КамчатНИРО доктора биологических наук В. Ф. Бугаева, в реке Камчатка известен случай поимки этой камбалы в протоке озера Азабачье.
    Нерест звездчатой камбалы в прикамчатских водах происходит, как правило, недалеко от берегов в мае — начале июня, сразу же после таянья льда, нередко при отрицательных температурах воды. Выметанная икра развивается в толще воды, и через определенное время из нее выклевываются личинки, у которых глаза, как и у всех остальных рыб, располагаются по бокам головы. Однако если у большинства других камбал при переходе к донному образу жизни они смещаются на правую сторону тела (за это их называют правосторонними), а левосторонние экземпляры встречаются крайне редко, то у звездчатой камбалы все происходит наоборот. У преобладающей части ее особей глаза расположены на левой стороне, тогда как правосторонние рыбы попадаются единично. Причины такой стабильной "левизны" этой камбалы до сих пор не ясны.
    Звездчатая камбала довольно всеядна, поэтому так хорошо ловится практически на любую наживку. В природе ее молодь кормится преимущественно различными рачками. Однако особи размером свыше 30 см переходят на питание двустворчатыми моллюсками и мелкой рыбой, не пренебрегая пищевыми отбросами и отходами рыбообработки, а потому состав их пищи может быть хорошим индикатором степени загрязненности бытовыми и производственными стоками приустьевых зон камчатских рек. Например, в районе поселка Октябрьский четко прослеживается определенная закономерность — как только начинается массовой ход горбуши, кеты или кижуча, и в реку Большая и прибрежные воды Охотского моря попадают отходы их обработки (внутренности, жабры, плавники), они тут же в массе поедаются звездчатой камбалой. Поэтому, чтобы получить общее представление о величине поступления отходов рыбообработки в тот или иной водоем, достаточно просто периодически смотреть, чем питаются взрослые особи этой камбалы.
    Автор: А.М.Токранов
    Источник: www.kamchatsky-krai.ru

    Дмитрий
    Прибрежные воды Камчатки характеризуются богатством и разнообразием морских обитателей, в том числе рыб. Здесь многочисленны тихоокеанские лососи, минтай, сельдь, треска и камбалы. Но наряду с ними, у берегов полуострова обитает целый ряд морских рыб, которые, по мнению специалистов-ихтиологов, в значительной степени формируют облик и разнообразие ихтиофауны прибрежных вод Камчатки (да, пожалуй, и всей северной части Тихого океана), а также играют немаловажную роль в трофической системе этого района. К их числу можно отнести своеобразную группу донных рыб, называемых морскими лисичками (вероятно, за вытянутую и заостренную переднюю часть головы, напоминающую мордочку одноименного хитроумного персонажа многих сказок).   Северная часть Тихого океана является центром возникновения морских лисичек. В настоящее время здесь известно более 40 видов этих рыб, около полутора десятка из которых встречаются у берегов Камчатки. Хотя основная область обитания большинства морских лисичек — прибрежные воды от приливно-отливной зоны до границы шельфа, отдельные виды встречаются на глубинах до 1500 м.   Форма тела морских лисичек довольно изменчива — от веретенообразной до приплюснутой сверху вниз или сжатой с боков. Рот у этих рыб маленький, часто окруженный большим количеством усиков, предназначенных для отыскивания закапывающихся в грунт кормовых объектов. Некоторые морские лисички внешне очень похожи на мелких осетров, очевидно, поэтому одна из них так и называется — осетровая. Однако, несмотря на существующие различия, для всех морских лисичек характерна специфическая черта внешнего строения — тело их заключено в твердый панцирь, напоминающий броню средневековых рыцарей. Он состоит из крупных костных пластинок, снабженных килями или острыми шипами, и появляется в самом юном возрасте, когда личинки морских лисичек еще ведут пелагический образ жизни. Пластинки либо черепицеообразно налегают друг на друга, либо соединены прочным, но гибким швом. Их расположение правильными продольными рядами придает рыбе многогранную (чаще всего восьмигранную) форму.   Размеры большинства морских лисичек не превышают 20 см, а масса тела — 30–80 г; и лишь у нескольких видов эти показатели достигают 40–45 см и 200–500 г. Все морские лисички — безобидные существа (у многих из них даже зубы отсутствуют), ведущие сравнительно малоподвижный образ жизни и питающиеся различными мелкими донными беспозвоночными животными (бокоплавами, креветками, червями). Хотя нередки случаи, когда морские лисички кормятся планктонными рачками, концентрирующимися в придонных слоях. В свою очередь, сами они являются объектами питания таких хищных рыб как треска, бычки-керчаки и некоторые другие.   Очевидно, из-за своей причудливой внешности и наличия костного панциря морские лисички не имеют у нас промыслового значения, хотя похожие на осетров и достигающие длины более 30 см дальневосточная и осетровая лисички у берегов Камчатки довольно многочисленны (нередки их уловы до 300-500 кг за часовое траление). В странах же Юго-Восточной Азии некоторые из этих рыб традиционно употребляются в пищу, поскольку их мясо отличается хорошим вкусом. В одном из рейсов автору данных строк довелось самому отведать камчатских «броненосцев». Судовой повар набрал целое ведро крупных особей осетровой лисички, тщательно промыл их от песка и ила, залил морской водой и, погрузив в ведро шланг с паром, стал варить этих рыб, также как обычно на судах готовят крабов. Когда лисички были готовы, меня пригласили попробовать столь необычное блюдо. И хотя пришлось повозиться с панцирем, мясо осетровой лисички оказалось действительно на удивление вкусным. Впоследствии коллега рассказывал, что во время посещения Японии в одном из рыбных ресторанов его угощали приготовленной на углях лисичкой-драконом, которая ему также показалась довольно вкусной.        И хотя морские лисички у нас не имеют промыслового значения, однако их причудливая форма и своеобразный кожный покров издавна привлекали внимание отечественных рыбаков, которые изготавливали из этих рыб различные сувениры. Особой популярностью в прикамчатских водах всегда пользовалась японская лисичка, чья внешность напоминает сказочного дракона, а пестрая окраска — кимоно.

    Дмитрий
    Морская малоротая корюшка (лат. Hypomesus japonicus) — морская лучепёрых рыб семейства корюшковых (Osmeridae), наиболее крупный представитель рода Hypomesus.
    Максимальная длина тела 25 см, масса — 158г, максимальная продолжительность жизни 8 лет.
    Тело веретенообразной формы, спина тёмная, а бока и брюхо — серебристые. Маленький верхний рот (нижняя челюсть выдаётся вперёд) с очень мелкими зубами. Верхняя челюсть короткая, не доходит до вертикали середины глаза. Спинной плавник короткий с 2—3 неветвистыми и 8—10 мягкими ветвистыми лучами, расположен в середине тела. Брюшные плавники с 1 жёстким и 7 мягкими лучами, расположены на уровне спинного плавника. В анальном плавнике 3 жёстких и 11—14 мягких ветвистых лучей. Хвостовой плавник сильновыемчатый. Имеется жировой плавник. Боковая линия неполная с 9—14 чешуйками. Небольшое количество пилорических придатков (4—8).
    Морские стайные рыбы, обитающие в прибрежье, заходят в опреснённые бухты, эстуарии и солоноватоводные озёра.
    В рацион молоди и взрослых особей входят веслоногие ракообразные, кумовые раки, мизиды, каланиды, ветвистоусые раки. Помимо зоопланктонных организмов малоротые корюшки питаются бентосными организмами, например, бокоплавами и полихетами. По мере роста увеличиваются размеры жертв. Взрослые особи могут потреблять икру и личинок рыб. В преднерестовый и нерестовый периоды морские малоротые корюшки практически прекращают питаться.
    Половой зрелости достигают в возрасте 1—2 лет. Нерестятся до 3-х раз в течение жизни. В южной части ареала нерестятся в апреле—мае, а в северной — в июне. Нерест происходит у берегов в зоне прибоя на опреснённых участках, могут нереститься в солоноватоводных озёрах. Икра клейкая, откладывается на песчаный грунт или водоросли (ламинария) и морскую траву. Плодовитость от 8,5 до 35 тыс. икринок.
    Эндемик северо-западной части Тихого океана. Встречается от прибрежья северной Кореи и острова Хонсю до Камчатки. Обычна в заливе Петра Великого, на Сахалине и южных Курильских островах.
    Обнаружена также в северной части Охотского моря.
    Источник: Wikipedia

    Дмитрий
    Каждый год, лишь только бухты и приустьевые участки камчатских рек покрываются льдом, на него выходят сотни любителей подледной рыбалки, чтобы поймать "зубаря". Конечно, зимой на Камчатке ловят и гольца, навагу или сельдь, но, пожалуй, все-таки наиболее желанной добычей для большинства рыболовов является именно "зубарь" или "зубатка" — так на Дальнем Востоке обычно называют зубастую корюшку.
    Этот представитель корюшек широко распространен в прибрежных водах северной части Тихого океана от берегов Кореи и Хонсю до Британской Колумбии. Встречается он и в арктических морях России, США и Канады, достигая атлантического побережья Северной Америки. Но, несмотря на столь огромный ареал, наиболее многочисленна зубастая корюшка в азиатских водах, в том числе у берегов Камчатки. До наступления половой зрелости она в течение всего года обитает в морских прибрежьях и лиманах, предпочитая закрытые заливы и бухты.
    Во время нагула в море окраска зубастой корюшки типична для всех пелагических рыб: голова и спина сверху — темные, бока — серо-зеленые, а брюхо — серебристое с мелкими редкими черными крапинками. Вдоль средней части тела отчетливо заметна темная полоса, тянущаяся от головы к хвосту. В период размножения самцы резко отличаются от самок по сильному потемнению головы и туловища, а также по развитию нерестовых бугорков на чешуе, голове и внешних лучах всех плавников. "Зубарем" же эту рыбу именуют за одну-две пары больших клыковидных зубов, расположенных на конце языка и сошнике (так называется одна из костей в составе верхней челюсти).
    Зубастая корюшка является одним из наиболее крупных представителей своего семейства. В прибрежных водах Камчатки известны случаи поимки ее отдельных особей длиной 36 см с массой тела 430 г в возрасте 10 лет. Но такие экземпляры попадаются довольно редко. Как правило, основу уловов составляют 3–8-годовики размером 18–30 см с массой тела не более 200–250 г.
    После созревания на четвертом-пятом году жизни зубастая корюшка образует большие нерестовые скопления и мигрирует на нерест в реки, по которым может подниматься на расстояния в несколько десятков километров. Нерестовый ход начинается весной еще при наличии ледового покрова. Икрометание у этой корюшки происходит обычно в мае-июне на каменисто-галечных перекатах с быстрым течением на глубине 1–2 м. Самки откладывают непосредственно на грунт от 20 до 270 тыс. икринок, которые затем заносятся под камни, где и происходит их развитие.
    После нереста взрослые особи мигрируют в морские прибрежья и начинают активно откармливаться. Преобладающее большинство выклюнувшихся из икры личинок скатывается в море к концу лета. Если молодь и неполовозрелая зубастая корюшка потребляют, главным образом, различных рачков, то ее взрослые особи переходят к хищному образу жизни, питаясь рыбами, образующими скопления (в том числе мойвой, песчанкой, сельдью, молодью лососей). В этот период зубастая корюшка может наносить серьезный ущерб запасам ценных промысловых рыб, в первую очередь горбуши, кеты и сельди.
    Как было выяснено сотрудником КамчатНИРО П. М. Васильцом, в прибрежных водах Камчатки зубастая корюшка представлена двумя экологическими группировками — морской и прибрежной. Первая из них в зимние месяцы отходит от берегов на глубины 100–200 м, вторая, в течение всего года, обитает в приустьевых участках рек, закрытых бухтах и заливах в непосредственной близости от берега. Поэтому именно ее особи и являются основным объектом зимнего подледного лова. Нерест рыб обеих группировок происходит в реках, в летние же месяцы они нагуливаются в зоне прибрежного мелководья и внешне трудно различимы.
    Практически во всех районах своего обитания зубастая корюшка является традиционным объектом местного рыболовства, главным образом любительского лова. В прикамчатских водах самые многочисленные стада морской группировки зубастой корюшки зимуют на западнокамчатском шельфе и в Карагинском заливе, где и ведется их промышленный лов. Но, как установлено, промысловая нагрузка на прибрежную группировку этой корюшки существенно выше, что обусловлено ее лучшей доступностью для вылова (особенно для любительского лова) практически в течение всего холодного времени года. Так, например, если ежегодное официальное промысловое изъятие зубастой корюшки в озера Нерпичьего в конце 1990-х годов не превышало 40 тонн, то величина любительского лова зимой 1997/1998 года, по оценке сотрудников Севвострыбвода, составляла примерно 200 тонн. Иными словами, в то время как запасы прибрежной группировки зубастой корюшки сегодня используются очень интенсивно, морская группировка, наоборот, облавливается крайне незначительно. А потому вылов ее у берегов Камчатки, по мнению специалистов КамчатНИРО, может быть существенно увеличен и в годы высокой численности зубастой корюшки достигать нескольких тысяч тонн.
    Автор: А.М.Токранов
    Источник: www.kamchatsky-krai.ru
     

  • Сообщения

    RuddyPool
    С 7 до 12 был на карьере, проехали прямо к реке, дорога подсохла, вода за неделю упала, но не сильно. На реке заметили, что подсак и перекус остались в гараже. Если без еды было вполне норм, отсутствие подсака стоило нам около десятка сходов. Голец брал все, что мы предлагали - тасман, блесна, обманки. Бешеного клева не было, но понемногу полавливали. Уезжали с реки последние, дождь пошел слишком активно. На двоих 25 штук. Рып других видов замечено не было, от слова вообще. Местным комарам-тираннозаврам было плевать на смесь мазючек/брызгалок и обновлять защиту приходилось каждые пол часа.Товарищ был на парамоне, там присутствует так же только голец.
    indj
    Видимо, пора переквалифицироваться в защитников природы, в частности, лосося... К этому выводу я пришёл, проанализировав все рыбалки прошлого года по чаве и кижучу и этого года по чаве и вчерашнюю рыбалку на кету. Бываем, конечно, не часто, но всегда приезжаем в те дни, когда клёв плохой или, вообще, полный 0, а после нашего отъезда, как правило, начинается не просто клёв - а дикийжор!  В частности, вчера... Первую половину дня провели на реке и кое-как наковыряли закрыть по одной лицензии (и что характерно - по одной лицензии у нас и было). Да, если принять во внимание, что основную часть времени, возможно, ловили не там, где надо и не на то, на что надо, и бросали не в ту сторону, были далеко не худшими - народ (особенно стоячники) откровенно курил бамбук. А сегодня дошла информация, что сразу после нашего отъезда... Дальше, думаю, можно не объяснять. Короче, вчера вечером, да и сегодня с утра, как говорят, был очень хороший клёв и те, кому сильно надо, с завидной интенсивностью набивали свои парамушки. Парамушки у меня нет, в заготовках икры тоже замечен не был, сам факт...
    Антон
    продолжение. Забыл дополнить про поездку № 3. В субботу, 16.06  второй пик половодья, вода стала довольно таки интенсивно подниматься, к вечеру по берегам уже побежали ручейки, в воскресенье ручейки продолжили увеличиваться.  Поездка № 4. Подходит к завершению очередная неделя дома, очередная отпускная неделя. Начинает "тянуть" на речку, на рыбалку.. правда не столько меня, сколько супругу, она и стала инициатором очередной поездки.. а я что, я за, без энтузиазма, но за.  Стартуем традиционно в субботу (23.06) в обед, по плану обратно в понедельник (25.06.). Но с фронта (простите - с реки, но там такая ситуация, что как будто с фронта) приходят не утешительные новости - всё нафиг затопило и продолжает топить, хотя в это время (в этих числах), поидее, по многолетним наблюдениям вода должна была уже упасть... но практика показала - должна, но не обязана... Вкратце скажем так -  в обеденный шатёр приятели заезжают на лодке... тот бугорочек, на котором в первые две поездки стояла моя палатка, не просто затопило, там теперь река протекает, если постараться можно мальков поймать "на берегу".... Вообщем ессно мы сразу решили базироваться и ночевать в машине на начиловке. Приехали, стоит шатёр, палатка и машины Лёшек, припарковались рядом. Разложились, накачались, собрались и поехали прокатиться на вечёрку. Толком не ловили и соответственно ничего не поймали, заехали к друзьям, выпили, поели ухи, поболтали и вечёрка закончилась. Уже смеркается, на обратном пути влетели в сетку. Кстати это первая попавшаяся мне на глаза сетка браконьеров в этом году за 4 поездки. На реке объективно стало больше порядка (этой темы я постараюсь коснуться в самых заключительных выводах). Вообщем влетели в сетку, распутались (разрезались), опять влетели в неё же, опять распутались (разрезались), заодно выпутали из сетки чавычку килограмм на 6 и поехали на базу.  Утром (условно) мною была поймана небольшая чавычка, килограмма на 4-5, и она первая у меня, что была уже слегка красновата (в наряде).  В реке очень много симы, но я так и не нашёл к ней "ключик", да и не сильно то и хотелось.. симы насколько много, что мне удалось одну забагрить за верхний плавник (случайно). Она как потянула обратно, я аж крикрул фирменное "есть", на мгновение подумав, что там большая чавыча, но не тут то было - маленькая сима. Вообщем сима конечно попадалась, но в основном мы её отпускали. В это утро (условно) наблюдали очень интересную картину. На "наших" местах, на сильном течении, на струе прям, турист поймал 2 хорошие чавычи килограмм по 10, подряд!.. ну может быть с промежутком минут 10. Странное дело, но это ещё раз подтверждает, что рыбка в речке есть и много. Ну всё, вернулись на базу, проводили Лёшек, остались с супругой двоём и поехали опять по гостям. К ноахам заехали, к монтане, вообщем хорошо провели день и пора бы уже и хорошо порыбачить. Время примерно 18-00, встаём в том месте, где у меня был главный экшн в поездку № 3, а тут между прочим не мало других рыбаков то уже рыбачат, но все скучают. Вешаю именно ту самую блесну, последнюю, себе на удочку для проводки, вторую удочку ставлю стояком с воблером, хотя я уже разочаровался в этом способе за прошлые поездки, этот стояк мне только мешается. Вообщем проходит 15 минут и на проводку моё фирменное "Есть!", борьба, путаюсь об стояк, распутываюсь, ещё немного борьбы и хороший, сильный самец на 10.5 кг в лодке.  Проходит ещё минут 15 и на проводку опять моё фирменное "Есть!", подсечка, борьба и хорошая серебристая самочка на 8.5кг в лодке. В воздухе чувствуется напряжение от окружающих лодок и рыбаков в них, и от рыбаков с берега, гг. А мы с супругой довольные, 2 хорошие чавычи за вечер, + одна утрешняя это более чем хороший результат за день и в целом за поездку. Завтра утром даже вставать на рыбалку не будем, сразу собирёмся и домой.  Рыбачим дальше. Напрягает, что шнура у меня совсем мало осталось на шпуле... да, того самого, на которого я уже жаловался и с которым сегодня на корягах я уже потерял не одну блесну.. Вот и думаю, если будет хорошая рыба, возьмёт вдалеке на забросе и вздумается ей идти от меня - будет беда. На самом деле ощущение от рыбалки не хорошие, когда снасть или часть снасти напрягает, а запасного шнура и нету   Проходит ещё минут 15 и на проводку опять моё фирменное "Есть!", третье подряд.Подсечка, фрикцион затрищал, вторая подсечка и обрыв шнура..... Кстати он не закончился, но почему то оборвался, фигня какая-то. Однако, какой клёв то был!. Но больше такой блесны у меня нету, веры в другие блёсна в этом месте тоже нету, т.к. окружающие рыбаки так ничего и не поймали. Всё, домой, думаю отличное завершение чавычёвого сезона. Выводы после поездки № 4 1) конец июня, а половодье в самом разгаре, воды очень и очень много, рыбы тоже очень много, причём почти вся - серебро.  2) подтверждается теория - в холодной воде чавыча стоит в ямках, когда вода теплеет - идёт ходом по струе, не застаиваясь по ямкам (сугубомоё мнение, на истину не претендую). 3) в этом году, во всяком случае у меня, сравнительно мало мелочи, в основном средний и приличный размерный чавычёвый ряд (больше 7 кг я считаю средние и приличные чавычами).  4) снасть должна радовать, должна быть надёжной.   5) каждому месту, на каждый уровень воды, в каждую погоду своя блесна, и порой, своя расцветка блесны этого места.. ужс, стоит ли так заморачиваться?.  6) стояк с воблером меня уже не просто разочаровал, уже очень сильно надоел (но он себя ещё покажет). продолжение следует...      
Яндекс.Метрика
×

Важная информация

Чтобы сделать этот веб-сайт лучше, мы разместили cookies на вашем устройстве. Вы можете изменить свои настройки cookies, в противном случае мы будем считать, что вы согласны с этим.